СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Сплошной референдум

Демократия торжествовала полтора часа

Конституционное большинство

Политическая подоплека истории с референдумом проста как апельсин. Партия велела комсомол ответил: «Есть!» Иначе говоря, Кремль решил, а лояльные депутаты взяли под козырек. Почему Кремль решил срочно ограничить право граждан на референдум это другой вопрос. Самое распространенное мнение состоит в том, что исполнительная власть испугалась возможного коммунистического наступления или, не дай Бог, реванша. Заметим, что ежели в администрации не просто используют чучело товарища Зюганова для выбивания внебюджетных средств на борьбу с коммунизмом, а всерьез верят в угрозу КПРФ существующему строю, то им надо лечиться. Другой вариант: история с референдумом это своего рода полевые испытания, в ходе которых заинтересованные лица выясняли, возможно ли сколотить в Думе конституционное большинство (300 голосов) по щекотливому вопросу. Практика показала, что можно. Но сложно.

Идея ограничить одно из конституционных прав граждан во имя равенства участников федеральных избирательных кампаний принадлежит шести депутатским объединениям: четверке центристов («Единство», ОВР, «Народный депутат», «Регионы России») и двум «либеральным» фракциям (СПС и «Яблоку»). Если сложить голоса «шестерки», получится 285. Добавить 12 голосов ЛДПР, в чьей лояльности сомневаться невозможно, 297. Выходит, достаточно найти еще троих и дело сделано. Тем не менее голосовать пришлось четыре раза.

Первый раз получилось 299 голосов «за» не хватило одного. При переголосовании стало уже 297. В этот момент случился обеденный перерыв, в ходе которого с депутатами «работали». Работа велась так интенсивно, что лидеры фракций были вынуждены сначала передвинуть, а потом и вовсе отменить встречу с премьер-министром Михаилом Касьяновым (до Касьянова ли тут, когда на карту поставлена честь администрации президента). Но и в третий раз проголосовали опять 297. В «Единстве» не голосовал один (Василий Кузнецов), по одному абсентеисту оказалось в «Яблоке» (Сергей Попов) и «Народном депутате» (Михаил Гришанков). В СПС не голосовал Александр Фомин, а Сергей Ковалев был против; в «Регионах» и вовсе четверо были против и четыре человека не голосовали. При таком раскладе даже 13 голосов независимых депутатов не помогли Кремлю.

Демократия, таким образом, восторжествовала и торжествовала целых полтора часа, пока вопрос не был поставлен на голосование в четвертый раз, за пятнадцать минут до конца пленарного заседания. Все это время бесстрастная думская телекамера фиксировала, как по залу заседаний бегает заместитель руководителя администрации президента Владислав Сурков и другие, менее запоминающиеся лица. Итог 304 голоса, набранных «по сусекам», включая спикера Геннадия Селезнева, который отказывался поддержать поправки, пока ему не пообещали, что референдума об объединении России и Белоруссии это не касается.

Поправки насчет референдума были приняты молниеносно. Первое чтение прошло 18 сентября, а второе и третье 20-го. Обычно между первым и вторым чтением проходит месяц чтобы все желающие успели подать поправки, а комитет успел их рассмотреть но в данном случае о чистоте процедуры никто не заботился. Все понимали, что конституционное большинство по-сурковски вещь хрупкая и надо торопиться, пока депутаты не передумали. И правда, во втором чтении конституционное большинство было достигнуто, пусть и не с первой попытки. А третье чтение вообще прошло гладко целых 302 голоса.

В ходе второго чтения, во-первых, коммунисты, во-вторых, нефракционный депутат от «Либеральной России» Сергей Юшенков пытались сократить срок запрета с года до четырех месяцев, но у них ничего не вышло. Всего несколько голосов набрала поправка депутата Олега Смолина о том, чтобы запретить проведение референдумов в последние четыре года полномочий президента и Государственной Думы. Координатор фракции КПРФ Сергей Решульский время от времени повторял (для стенограммы), что голосование неправомочно, потому что депутаты голосуют за отстутствующих (больных или устыдившихся) коллег, не имея на то доверенности. Коммунисты пообещали, что пойдут в Конституционный суд и ПАСЕ за справедливостью. О том, как вся эта история сказалась на репутации Думы, лучше промолчать.

По краям

На случай, чтобы избиратели случайно не подумали, что все некоммунистические фракции Думы слились в неопределенно-бурое конституционное большинство, сообщаем о последних инициативах тех политических сил, которые принято называть «либеральными» или «демократическими». Инициативы, надо сказать, вполне благоразумные.

«Союз правых сил» выступил с предложением принять заявление Государственной Думы в связи с лужковской идеей восстановить «железного Феликса». Главная фраза в тексте заявления звучит так: «Восстановление памятника Ф.Э.Дзержинскому на Лубянской площади это осквернение памяти миллионов безвинно репрессированных граждан нашей страны и еще один знак возможного возврата России к эпохе авторитаризма и безнаказанного всевластия спецслужб».

Обсуждение проекта заявления, внесенного СПС, назначено на 27 сентября. Результат, каким бы он ни оказался, будет очень показательным.

Пока СПС борется с символами, «Яблоко» озаботилось положением мелких предпринимателей. «Яблочники» Игорь Артемьев и Сергей Иваненко внесли на рассмотрение Думы пакет поправок в Налоговый и Гражданский кодекс, которые, по их мнению, позволяют легализовать семейное и мелкое частное предпринимательство.

Авторы поправок предлагают разрешить гражданам заниматься предпринимательской деятельностью в заявительном порядке, иначе говоря, не регистрироваться в качестве ПБОЮЛ (предпринимателя без образования юридического лица), если их деятельность не требует получения лицензии, аккредитации и прочих разрешений и не связана с оборотом подакцизных товаров. Правда, разрешить не всем гражданам, а только тем, кто работает в одиночку или с близкими родственниками. Предполагается, что такие кустари-одиночки и семейные предприятия полноценного бухучета вести не будут, а будут декларировать доходы и платить с них 13% подоходного налога. При этом как только они начнут брать на работу (т.е. официально оформлять) не дядь и теть, а чужих людей, то утратят налоговые льготы. Заранее понятно, что скажет на это правительство а скажет оно, что в случае принятия поправок все предприятия в России станут семейными, включая «Газпром» и «ЛУКойл», но приятно тем не менее, что хоть кто-то задумывается о мелком бизнесе.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4424, 26 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...