ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Эдвард Лир
Лимерики

Новые переводы Борис Архипцев

Вступительная заметка переводчика: здесь


Был курьезный старик из Молдавии,
И курьезней едва ли видали вы
Белым днем и во мгле
Почивал на столе
Ненасыпный старик из Молдавии.


Синьорина из города Лукки,
Изнывая в любовной разлукке,
Взгромоздясь на платан,
Спела там «трам-там-там!»
К замешательству жителей Лукки.


Старичок призывал к тишине: «Тс-с!
На кусте притаился птене-тс-с!»
«Птенчик, знать, невелик?»
«Цыц! прицыкнул старик.
Как четыре куста, сей птене-тс-с!»


Голосила девица в России
Так, что прямо святых выносили.
Слушать не было сил
Сроду не голосил
Так никто, как девица в России.


Был старик из местечка Хон-Кон,
Почитавший моральный закон.
Он лежал в уголке,
Головою в мешке,
И милейшим прослыл стариком.


Очертанья девицы в зеленом
Расплываются под балахоном
Это длинная шаль,
Под которою, жаль,
Что не видно девицы в зеленом.


По ночам в чем-то белом девица
Обожала на небо дивиться,
Но небесные птицы
Напугали девицу,
И с тех пор уж она не дивится.


Некий старец из города Вик
Говорил: «Чик-чивик! Чик-чивик!
Чикави, чикаво!»
Сверх того ничего
Не изрек лаконичный старик.


Огалделый старик из Ибрима
Пригрозил завопить нестерпимо,
Но его упредили:
«Ты оставь это, или
Изобьем, горлопат из Ибрима!»


Молодая особа из Фёрла
Кольцевидные кудри простёрла
Вверх по древу, и вскоре
Всё опутала море
Экспансивная леди из Фёрла.


Энергичный старик из Порт-Григора
На макушке стоял, ножкой дрыгая,
И случалось нередко,
Что краснела жилетка
На эклектике том из Порт-Григора.


Элегантный старик, житель Вилтса,
На ходули всегда становился.
Для гармониидиллии
И нарц-вниз-сы, и лилии
В те ходули вплетал житель Вилтса.


Жил да был старичок из Спитхеда,
Он окно открывал и оттеда:

«Об-ла-ди, об-ла-да,
Ла-бу-ди, ла-бу-да!»
Сладким голосом пел до обеда.


Говорил старичок с длинным носом:
«Если вы зададитесь вопросом,
Не велик ли мой нос,
Это праздный вопрос!
Так оставьте его под вопросом».


На холме жил подвижный старик,
Не прилег, не присел ни на миг;
Вверх и вниз все резвей
В платье бабки своей
Прихорошенный бегал старик.


В кошельке старика из Килкенни
Отродясь не водилось и пенни;
Тратил весь свой доход
Лишь на лук да на мёд
Тот причудливый мот из Килкенни.


Жизнерадостный старец из Искии
Допускал бытовые изыски и
Лопал тыщами фиги
И отплясывал джиги
Темпераментный старец из Искии.


Кудреватый старик из Перу
Все не знал, чем заняться в миру;
Неуклюж, как медведь,
Выдрал кудри на треть
Лысоватый старик из Перу.


Глобулярный старик, житель Хёрста,
Пить любил не от жажды, а просто.
«Лопнешь, старый чудак!»
«А хотя бы и так!»
Отвечал круглый старец из Хёрста.


Некий старец из города Буда
Дебоширил ужасно, покуда
Некто, взяв молоток,
Не пристукнул чуток
Грубияна из города Буда.


Был старик в бакенбардах на дереве,
На него с умиленьем глядели вы;
Только птички небесные
Бакенбарды чудесные
Ощипали и гнёзд понаделали.


Отличился старик, житель Ская,
В танце муху кружа и таская;
И жужжали оне
Томный вальс при луне
К удовольствию жителей Ская.


Обучал старичок из Дандолка
Рыбятишек ходьбе, но без толка.
Видя, что они мрут,
Он сказал: «Зряшный труд!
Не вернуться ли, право, в Дандолк, а?»


Некий старец из города Дин
В день съедал два боба иль один.
«Если я переем,
Располнею совсем»,
Осторожничал сей господин.


Престарелая леди из Джодда,
Музыкантша особого рода,
На колючках омелы
Со свистулькой сидела
И свистела для жителей Джодда.


Над племянницей дядя из Янины
Опахалом махал постоянно и,
Увлечённый всерьёз,
С плеч ей голову снёс.
А она: «Милый дядя из Янины!»


С языка старикашки из Сарка
Сорвалась площадная ремарка;
Тут ему попеняли:
«Ну не зверь, не свинья ли
Вы, разнузданный старец из Сарка!»


Соразмерная дева из Кью,
Соразмерность утратя свою,
Истребила, увы,
Фунт горячей халвы,
И скончалась девица из Кью.


Говорила старушка из Винчелси:
«Вы метлою извольте-ка вымести
Гвоздик или иглу,
Увидав на полу,
Беспорядка в дому мне не вынести!»

Рисунки Эдварда Лира




У почтенной старушки из Лиса
Рот беззубый запал и ввалился;
Вставив новую челюсть,
«Это чтоб лучше елось»,
Говорила старушка из Лиса.

Был старик посередь Орлеана,
Поглощавший бобы непрестанно.
Шутки ради готов
Слопать кварту бобов
Диспептичный жилец Орлеана.

Юный житель равнинной Айовы
Восклицал: «Где ж сокроем ее мы!»
Горевал о сестре он,
Что раздавлена древом,
Дубом, росшим на землях Айовы.

Приобрел старичок, житель Херроу,
Тачку славную красного дерева,
И сказал он жене:
«Будешь, свет мой, на ней
Целый день ты кататься по Херроу!»

В жардиньерке взрастил старичок, о!
Одинокий бобовый стручок, о!
И сказал: «Есть еда!»
А ему: «Ерунда!
Не прокормит тебя твой стручок, о!»

Выпив бренди, старик из Брюсселя
Кушал мидии и для веселья
Бегал, шумно дыша
И прохожих круша,
Все брюссельцы на землю летели.

Старичок, обретавшийся в Твикнеме,
По четверке хлестал с диким гиканьем,
Поднял всю на дыбы
И сказал: «Надо бы
Воротиться немедленно в Твикнем мне!»

Некий старец в окрестностях Ди
Непрестанно гоняет чаи,
Но ни сдобы, ни тоста
Он не трогает, просто
Опротивело старцу, поди.

Пёс искал в закоулках Наркунды
Деревцо, чтобы лаять откуда,
И сказал, отыскав:
«Буду делать гав-гав
Из-под лучшего кедра Наркунды».

©   "Русская мысль", Париж,
N 4424, 26 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...