ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

Легендарное издание

30 лет журналу «Russian literature»

В мире русистики есть свои легендарные события, имена и даты. Тридцать лет назад в Амстердаме по инициативе профессора-слависта Яна ван дер Энга начал выходить журнал «Russian Literature». В соредакторы он пригласил стокгольмского профессора Нильса Оке Нильссона. В редколлегию вошли А.Флакер (Загреб), И.Хольтхузен (Мюнхен), А.М.Рипеллино (Рим) и К.Тарановский (Гарвард).

Этим составом был обеспечен высокий профессионализм публикаций по всем периодам русской литературы. В то время как в СССР было невозможно пробить нестандартную точку зрения, которая не вписывалась в «генеральную линию», здесь как раз приветствовалось (и приветствуется) все оригинальное, индивидуальное. Это касается и классики (замечательные работы о Пушкине, Достоевском, Чехове, Льве Толстом, Тургеневе...), и тем более литературы ХХ века, значительный пласт которой был закрыт.

Я с большим интересом сейчас читаю 4-й выпуск 50-го номера журнала, который можно назвать библиографическим. Он открывается статьей нынешнего главного редактора профессора Виллема Вестстейна, а дальше следуют списки публикаций, почти 250 страниц. Это увлекательное чтение. Во-первых, легендарные имена поэтов, писателей и ученых. Во-вторых, за многими названиями статей для меня (и, конечно, не для меня только) стоит личная история история поиска той или иной статьи, ибо в СССР, особенно в провинции, журнал был практически недоступен. Я читал некоторые статьи в каких-то слепых копиях, в перепечатках и даже переписанные карандашом. Когда уже в пору перестройки, в конце 80-х, стал искать в Ленинке нужные номера и, не найдя их, обратился за помощью, то одна милая служительница отдела периодики посоветовала мне поехать в тогдашний Ленинград и попытаться поискать в Пушкинском Доме. Но я смог прочитать интересующие меня работы, только попав на конференцию в канадский город Эдмонтон: там, в университетской библиотеке, я нашел весь комплект.

А интересовали меня прежде всего работы, посвященные русскому авангарду. И тут снова история. Журнал с 1980 г. регулярно публикует материалы об авангарде. В 80-е же годы член редколлегии журнала профессор Флакер организовал в Загребе постоянный симпозиум по русскому авангарду, все материалы печатались по-хорватски («Загребский понятийник») и в «RL» по-русски. Оказалось, что это 1500 страниц! Интерес к этим материалам был огромный повсюду: в Австрии, например, вышел сборник статей в переводе на немецкий (Glossarium der russischen Avantgarde. Graz-Wien, 1989). Здесь впервые была предпринята удачная попытка систематизации движения, даны описания индивидуальных стилей авторов, особенностей групп...

С окончанием загребского проекта публикации по авангарду не прекратились. Да это попросту невозможно в столь основательном издании. Авангард основное стилевое движение ХХ века, и даже те авторы, которые отмежевывались от авангардности, не могли не вобрать в свое творчество атомы и молекулы этого движения. Речь может идти и о прямых приемах, и вообще о растворе, в котором так или иначе все находились...

Вообще у журнала, естественно, есть свои любимые авторы, а у них в свою очередь любимые «объекты исследования». Первое место занимают особенно сложные для интерпретации поэты: Осип Мандельштам, Велимир Хлебников. Высока частотность обращений к творчеству Ахматовой, Белого, Блока, Пастернака, Набокова, Платонова, Бабеля, Булгакова, Маяковского, Цветаевой, Вяч. Иванова, несколько меньше к произведениям Гумилева, Гуро, Крученых, Кузмина, Пильняка, Хармса, Замятина, Зощенко. Из современных авторов вне всякой конкуренции Иосиф Бродский.

Современная литература на мой взгляд, вообще слабое звено в нынешней славистике. Но «RL» как раз отличается вниманием к современным авторам, здесь есть и Венедикт Ерофеев, и В.Сорокин, и Е.Попов, и Д.А.Пригов, и С.Соколов, и Ю.Мамлеев. Правда, этим список почти исчерпывается, что, естественно, не дает оснований говорить о полном спектре. Понятно, что создание спектра не зависит целиком от редколлегии и от редакции журнала (насколько мне известно, его делают три человека, включая самого главного редактора!). Оно зависит от наличных сил славистов, готовых заниматься кем-то, помимо названных имен. А таких авторов крайне мало даже в России, где как раз и происходит основной литературный процесс (специально оговариваю «основной», потому что русская литература довольно интересно заявляет о себе и в других странах). Это, вообще говоря, сравнительно новая ситуация (у русских писателей, живущих за пределами России давно или недавно, впервые почти за столетие появилась возможность сообщаться с родиной: и реально, и виртуально). Зная интерес Виллема Вестстейна к новому, можно предположить появление в скором времени материалов, а может быть, и целых номеров, посвященных тем явлениям в русской литературе, которые проявились в последние десятилетия ХХ века (например, здесь уже была напечатана статья немецкой исследовательницы Эрики Гребер о русской палиндромической поэзии). Не следует забывать и о том, что под первым словом названия журнала «русская» стоят также имена других славянских литератур: хорватской, сербской, чешской, словацкой и польской. В процентном отношении материалы об этих литературах занимают места меньше, но весомость их от этого не снижается. Кроме того, журнал можно рассматривать не только как литературоведческий, но и как культурологический: помимо проблем теории литературы, здесь часто затрагиваются проблемы кино, живописи, музыки (например, целый первый выпуск 46-го номера за 1999 г. был посвящен звуку и музыке в русской литературе

и культуре). Мне кажется важным и то, что журнал использует в публикациях разные языки: прежде всего русский и английский, но также немецкий и французский.

Журнал «Russian Literature» возник на взлете славистики, обусловленном высоким уровнем исследователей, сформировавшихся в основном на анализе произведений классики и «серебряного века». Этот пласт литературы далеко не исчерпан, а тридцатилетняя история журнала дает основания надеяться на то, что будут освоены новые, еще не познанные пространства литературы. Ну а читателям, желающим глубже познать русскую литературу, можно только посоветовать почаще обращаться к этому легендарному журналу.

СЕРГЕЙ БИРЮКОВ


Халле (Германия)



©   "Русская мысль", Париж,
N 4424, 26 сентября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...