СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

«Черное воскресенье» российских выборов

События в Красноярске и Нижнем Новгороде
вызвали скандалы общефедерального уровня

29 сентября стало одним из самых драматических дней в политической жизни за время президентства Путина. Утром избирательная комиссия Красноярского края внезапно признала недействительными результаты прошедшего 22 сентября второго тура губернаторских выборов и назначила новые выборы на 3 марта. Этот шаг объяснен многочисленными нарушениями в ходе голосования и во время избирательной кампании. А поздним вечером разразился скандал в Нижнем Новгороде, где проходил второй тур выборов мэра. Там по решению суда были арестованы избирательные бюллетени под предлогом недопущения фальсификации воли избирателей. При этом в обоих случаях было совершенно очевидно, что действия избиркома и суда имеют не правовую, а сугубо политическую подоплеку.

В Красноярском крае неожиданное решение избиркома стало по сути попыткой переворота регионального уровня: часть местной верхушки отказалась признать победу «чужака» Александра Хлопонина. Что же касается Нижнего Новгорода, то у инициатора судебного решения кандидата в мэры Вадима Булавинова не выдержали нервы: в штабе претендента не были твердо уверены в «честном» успехе и предпочли спровоцировать небольшой политический кризис регионального масштаба на случай возможной неудачи.

Красноярский «путч»

Союзнические отношения между кандидатом в губернаторы Александром Уссом и председателем местного избиркома Георгием Кострыкиным были в Красноярске «секретом полишинеля». Однако вес стоящих за основными кандидатами группировок примерно сопоставим, поэтому избирательная комиссия во время предвыборной борьбы не решалась открыто содействовать Уссу. И избиркому, и местным судам приходилось мириться с относительно честным проведением выборов в крае не случайно все мало-мальски реальные претенденты в губернаторы не были сняты с регистрации и сумели дойти до финиша.

После того как выборы состоялись без всяких эксцессов, а губернатор Таймыра Александр Хлопонин опередил председателя краевого законодательного собрания Александра Усса более чем на 6%, наблюдатели были уверены, что вопрос о власти в крае решен на избирательных участках. Однако итоги выборов настолько сильно застали врасплох команду Усса (который на протяжении нескольких месяцев не сомневался в собственной победе), что ей пришлось пойти ва-банк. Впрочем, формально главные участники этой акции остались в тени. Усс в воскресенье находился на даче, а Кострыкин сначала просто не появлялся на публике, а потом и вовсе попал в больницу (впрочем, сообщения о том, что у пикетКострыкина то ли сердечный приступ, то ли инсульт, не вызывают в Красноярске особого доверия, тем более что глава крайизбиркома заявляет о готовности выступить перед депутатами местного законодательного собрания невзирая на недуг).
   На снимке: Красноярск, 1 октября. Пикет у здания суда группы сторонников отмены выборов губернатора Красноярского края.

Действия избиркома вызвали шок не только в Красноярске, но и за его пределами. Примеров административного произвола на выборах в современной России немало, но даже на фоне сложившейся практики действия избиркома выглядели чересчур вызывающими. К тому же, насколько известно, представленная избиркомом доказательная база выглядит не слишком убедительно, а назначение новых выборов через пять месяцев и вовсе противозаконно.

Главной интригой первой половины дня воскресенья стал вопрос о том, согласован ли этот шаг на федеральном уровне, ибо близкий к Уссу холдинг «Русский алюминий» обладает немалым лоббистским потенциалом в «коридорах власти».

Уже через несколько часов можно было утверждать, что демарш крайизбиркома вообще стал сюрпризом для федеральных властей (менее вероятной, но все же возможной представляется версия о том, что в Москве согласились с этим проектом, но уже в воскресенье внезапно отказались его поддержать). Председатель Центризбиркома Александр Вешняков назвал решение крайизбиркома сомнительным и заявил о решимости расследовать происшедшее. Трудно себе представить, чтобы Вешняков имел и тем более высказывал собственную позицию, и его заявления были восприняты как признак недовольства происшедшим в центре (в понедельник это подтвердил и резкий комментарий Михаила Касьянова).

Правда, неопределенность сохранялась, и «Норильский никель» развил в воскресенье мощную атаку на оппонентов через федеральные телеканалы. В выпусках новостей (формально они не были объявлены экстренными, но порой все же ломали объявленную заранее сетку вещания) резко выступали политики (в том числе и вполне лояльные Кремлю), обвинявшие крайизбирком в коррупции и отстаивании интересов Усса. А в понедельник подконтрольная группе «Интеррос» (владельцу «Норильского никеля») газета «Известия» весьма прозрачно намекнула: о Хлопонине в последние дни писали как о возможном кандидате в президенты в 2008 г. в такой ситуации на Западе воспримут бездействие федеральной власти как сознательную попытку Путина нейтрализовать возможного преемника.

Скорее всего, Хлопонину удастся отменить решение крайизбиркома и с помощью Центризбиркома и судебных органов занять-таки пост губернатора. Более того, происшедшее 29 сентября фактическое объявление войны развязывает Хлопонину руки в его отношениях с краевой верхушкой нельзя исключать, например, попыток победителей сместить Усса с поста председателя законодательного собрания.

Осталось, однако, неясным, в чем был расчет авторов случившейся 29 сентября «акции возмездия», неплохо подготовленной на уровне края, но провалившейся в Москве. На этот счет есть несколько объяснений. Это может быть и желание затянуть процесс передачи власти (за это время можно вывести из края часть активов и тем самым ослабить будущую власть Хлопонина), и стремление ослабить нового губернатора через его «ограниченную легитимность» (потом все пять лет можно будет напоминать Хлопонину, что он избран на «сомнительных» выборах, итогов которых не признал даже местный избирком). Наконец, не исключено, что все происшедшее связано с поисками в лагере Усса ответственных за неудачу на губернаторских выборах: финальный аккорд с крайизбиркомом может несколько смягчить горечь поражения и отвести удар от тех, кого признают виновниками неудачи.

Нижний Новгород: арест бюллетеней
как новая избирательная технология

В Нижнем Новгороде во втором туре сошлись нынешний глава города Юрий Лебедев и депутат Государственной Думы, протеже полпреда Сергея Кириенко Вадим Булавинов. Наиболее агрессивной была кампания Булавинова, сочетавшая публичную агитацию с методами административного давления на конкурентов. Когда накануне выборов выяснилось, что Андрей Климентьев и Юрий Лебедев опережают Булавинова по популярности, против них были поданы иски в суд. В результате накануне голосования Климентьев был снят, а Булавинов и Лебедев вышли во второй тур. Но этого оказалось недостаточно.

После подсчета первых бюллетеней выяснилось, что Лебедев немного опережает Булавинова, и тут же стало известно о решении суда, под предлогом недопущения фальсификаций предписавшего арестовать избирательные бюллетени и приостановить работу избиркома по подсчету голосов. Бюллетени были опечатаны, работа электронной системы «Выборы» приостановлена. Спустя несколько часов запрет был снят, после чего оказалось, что Булавинов на 2,5 тыс. голосов обходит Лебедева.

Пока трудно сказать, имела ли место фальсификация или же Булавинов «честно» выиграл у Лебедева, а арест бюллетеней был лишь результатом нервного срыва в штабе кандидата. Возможно, эти события и не вызвали бы в Москве особого скандала, если бы в этот день не произошел красноярский казус. В результате экстренно прервавшему отпуск Вешнякову пришлось комментировать и нижегородскую ситуацию, где имела место попытка воспрепятствовать работе местного избиркома. Но лоббистский вес сторонников Булавинова в Москве выше, нежели у Лебедева, и, скорее всего, федеральная власть признает победителем Булавинова.

*

События в Красноярске и Нижнем Новгороде породили новые разговоры о кризисе системы выборов в России и вызвали к жизни уже забытые было идеи отмены выборности губернаторов. Представляется, однако, что кризиса все-таки нет. Безусловно, существующее избирательное законодательство не выдерживает критики по многим пунктам: так, искусственное ограничение размеров избирательных фондов приводит ко всеобщим нарушениям и на местных, и на федеральных выборах. На них традиционно закрывают глаза, однако повод снять кандидата, чем-либо неудобного местной «партии власти», это дает всегда. Но главная проблема все же не в системе выборов, а в том месте, которое они занимают в политической жизни страны.

В последние годы происходит постепенная дискредитация самой идеи выборов. Общеизвестны факты отстранения неугодных кандидатов по решению избиркома или суда в Курской, Ростовской и Саратовской областях, Приморском крае, Северной Осетии, Ингушетии. Крупный скандал вызвали прошлогодние выборы в Якутии. Наконец, много вопросов вызывает решение федеральных властей по поводу права региональных лидеров баллотироваться на третий срок: одним это дозволено, другим запрещено.

Вокруг всех этих конфликтов копья ломали в основном журналисты, в то время как представители «политического класса» за редким исключением предпочитали закрывать глаза на происходящее. Красноярские события побудили перейти к активным действиям многих федеральных политиков, в том числе и традиционно лояльных Кремлю. Красноярские события чуть было не привели к неожиданному союзу правых, «центристов» и левых представитель КПРФ Сергей Глазьев в течение суток трижды высказывал совершенно противоположные оценки действий крайизбиркома, да и Геннадий Зюганов выражал озабоченность в связи с происходящим. Понятно, что после скандала с законом «О референдуме» российские левые не могут вслед за своими украинскими или казахскими единомышленниками объединиться со вчерашними противниками (правыми и «центристами»), но они не меньше других страдают от произвола судебных властей и избиркомов, поэтому отмалчиваться тоже не могут.

Федеральная власть снова оказалась на распутье. Практика пренебрежения волеизъявлением избирателей, доселе работавшая на центр, постепенно выходит из-под контроля и вызывает крупные скандалы, едва не перерастающие в политический кризис. А в тех случаях, когда после устранения оппонентов удается принудить избирателей голосовать за «прокремлевского» кандидата, возникает проблема его ограниченной легитимности. Иллюстрацией этого может служить опыт президента Ингушетии Марата Зязикова: Кремль приложил немало усилий для его избрания, а теперь вынужден тратить значительные ресурсы на пропагандистское обеспечение его политики.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4425, 03 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...