СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Бюджет и другие памятники

38 депутатов за установку памятника Андропову на Лубянской площади

На прошлой неделе депутаты с легкостью приняли в первом чтении бюджет на 2003 год, утвердили нескольких членов совета директоров Центробанка и внесли изменения и дополнения в закон «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем». Закон принимали в основном для того, чтобы показать всему цивилизованному миру, в особенности FATF (международной противоотмывочной организации), что Россия намерена серьезно бороться с отмыванием денег.

В просторечии он успел получить название «закон о борьбе с доходами», и не зря. Например, обязательному контролю по закону подлежат операции с денежными средствами или иным имуществом начиная от суммы в 600 тыс. рублей (меньше 20 тыс. долл.). С учетом нынешних цен на недвижимость это означает, что любой гражданин, покупающий квартиру или домик, автоматически попадает в поле зрения контролирующих органов.

Кроме того, закон требует контролировать все денежные операции, если одна из сторон «организация или физическое лицо, в отношении которых имеются полученные в установленном в соответствии с настоящим федеральным законом порядке сведения об их участии в экстремистской деятельности, либо юридическое лицо, прямо или косвенно находящееся в собственности или под контролем таких организаций или лица, либо физическое или юридическое лицо, действующее от имени или по указанию таких организации или лица». Перечень таких организаций и лиц устанавливает, как нетрудно догадаться, правительство. В том, что приведенная выше формулировка закона открывает простор для творческой фантазии, сомнений нет. Уличить произвольно взятое юридическое лицо в том, что оно находится под косвенным контролем экстремистов, не составляет никакого труда.

Первый подход

25 сентября Дума приняла бюджет в первом чтении. Первое чтение это момент, когда утверждаются исключительно основные параметры бюджета, буквально несколько цифр, что для думских лоббистов особого интереса не представляет. Зато думским политикам первое чтение дает возможность выступить с пространными рассуждениями о России, ее экономических перспективах, светлом (вариант: ужасном) будущем и т.п. Кроме того в этот день в Думу приезжает премьер-министр и выступает с тронной речью. Все вместе составляет событие скорее светское, чем политическое. Больше всего это напоминает гала-представление, каждый из участников которого выступает со своим отполированным до блеска номером.

В ходе первого чтения бюджета неожиданностей не бывает. Не было и на этот раз. Левые клеймили правительство, центристы выражали всемерную поддержку. «Яблоко», как обычно, выступило с альтернативным бюджетом. Михаил Касьянов, как и ожидалось, отрапортовал о победе правительства над внешним долгом. Правые силы получили от правительства подарок: министр финансов Алексей Кудрин пообещал ко второму чтению открыть примерно половину закрытых статей бюджета. Впрочем, об этом тоже было известно заранее.

Положительный итог голосования сомнения не вызывал. Было ясно также, что левые фракции проголосуют против: они заявили об этом загодя, еще до того, как проект бюджета был внесен в Думу. Понятно было и то, что позиция левых не имеет никакого значения. Известный интерес состоял лишь в том, может ли бюджет получить больше 300 голосов («конституционное большинство»). Как выяснилось, может получить даже 318 машинка для голосования работает отлично.

О реальных проблемах, связанных с бюджетом-2003, можно было судить, пожалуй, лишь по выступлению председателя бюджетного комитета Думы Александра Жукова, точнее, по его тонким намекам на разные обстоятельства. Жуков не исключает, что для выполнения обязательств по внешнему долгу (17,3 млрд. долл.) России придется прибегнуть к внешним заимствованиям (правительство пока утверждает, что обойдется без них). Он скептически относится к заявленным цифрам инфляции в 10-12% (занижены) и роста ВВП в 4,4% (завышен). С проблемой «скрытых резервов» (иначе говоря, заначки, которую правительство прячет от депутатов) Жуков обошелся чрезвычайно элегантно. Он похвалил правительство за то, что оно перестало скрывать резервы, и тут же, без перехода, добавил несколько слов, из которых могло следовать нечто прямо противоположное: насчет того, что бюджет текущего года сверстан исходя из цены нефти в 23,5 долл. за баррель, в бюджете-2003 заложена цена 21,5 долл., а сегодняшняя цена на нефть колеблется в окрестностях 30 долларов. Из других намеков Жукова можно было понять, что не все гладко с определением величины финансовых резервов, возвратом НДС и доходами от использования госимущества. Про то, что есть проблема с распределением налоговых поступлений (и финансовых обязательств) между федеральным центром и регионами, председатель профильного комитета Думы сказал открытым текстом. Второе чтение бюджета, назначенное на 18 октября, явно будет менее праздничным, чем первое.

Монументальная пропаганда

Как и предполагалось, 27 сентября Дума обсудила проект заявления о памятнике Дзержинскому, точнее, против восстановления оного. Напомним, что проект заявления был внесен фракцией «Союз правых сил». Ко дню заседания о своей позиции успело заявить и «Яблоко», которое призвало установить на Лубянской площади «масштабный монумент в память о миллионах жертв политического террора и репрессий в России в XX веке». Обсуждение свелось к тому, что левые, включая нашедших приют во фракции «Регионы России», нападали на представлявшую инициативу СПС Ирину Хакамаду, а Хакамада повторяла, с каждым разом все более и более нервно, что СПС не выступает за разрушение памятников, но считает восстановление Феликса символическим жестом, открывающим путь к новым репрессиям.

Относительно оригинальных заявлений в ходе дискуссии было сделано два. Член фракции «Регионы России» Георгий Тихонов сообщил, что репрессии были организованы «Троцким, а не Дзержинским». «Либеральный демократ» (жириновец) Евгений Логинов предложил Феликса восстановить, но с табличкой «великому другу детей-беспризорников и лютому палачу русского народа». Итог заявление не принято, «за» 145 голосов.

Расклад такой. Не хотят восстанавливать Дзержинского два коммуниста (или те, кто проголосовал их карточками), члены фракции «Единство», СПС, Яблоко, четыре независимых депутата («либероссы» и Николай Гончар), а также три члена фракции ОВР (Петр Шелищ, Валерий Драганов и Владимир Дубов, т.е. люди, не имеющие отношения к мэру Москвы). Против предложения правых большинство коммунистов (остальные не голосовали), часть аграриев (большинство не голосовало), 21 «регионал» (те, кто левых взглядов), четыре члена ОВР. Решили судьбу заявления неголосовавшие: ОВР (не обижать же любимого мэра!), половина «Регионов», ЛДПР и «Народный депутат» (эти воздержались солидарно).

Вслед за Дзержинским пришел черед Андропова: его статую хотел бы установить на Лубянке известный депутат от ЛДПР Алексей Митрофанов. К этой инициативе депутаты отнеслись легкомысленно. Один Николай Рыжков расчувствовался и стал вспоминать о своих встречах с Андроповым. Валерий Драганов (ОВР) заметил, что скоро Дума, судя по всему, будет обсуждать памятник Распутину. Начальник Митрофанова Владимир Жириновский, находившийся в хорошем настроении по случаю тридцатилетия сына, лидера фракции ЛДПР Игоря Лебедева, призвал устроить в Москве три мемориала: демократической России, царской России и советской России. Николай Коломейцев (КПРФ) предложил не мелочиться и сразу ставить на Лубянке памятник Путину, тем более что у президента скоро день рождения. Депутат из фракции СПС Андрей Вульф возразил, что на Лубянке самое место статуе Лужкова (вероятно, работы Церетели). Среди журналистов, наблюдавших за дискуссией, родилась мысль установить вместо Феликса Штирлица. В итоге у идеи увековечить светлый облик Андропова отыскалось 38 сторонников, после чего депутаты в хорошем настроении разъехались по регионам.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4425, 03 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...