МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

СЕРБИЯ:
Коштуница лидирует на президентских выборах

Коштуница Те, кто спешил объявить скончавшейся правящую демократическую коалицию в Сербии, рассчитывали, что один из двух образовавшихся лагерей: умеренных националистов-консерваторов (Коштуница (на снимке)) и прагматиков-реформаторов (Джинджич и Лабус) безусловно (и убедительно!) одержит верх. Проведенные 29 сентября президентские выборы (см. «РМ» * 4423) показали, однако, что этого не случилось.

Предвыборная кампания, особенно обострившаяся за последнюю неделю, велась не до конца честно, так что были и случаи насилия. И предвыборная тишина не соблюдалась до конца. На последних предвыборных собраниях кандидаты на пост президента высказали друг о друге столько дурного, грозясь даже политическим уничтожением противников, что, казалось, и тени примирения между ними быть не может...

Опросы общественного мнения показывали, что среди 11 кандидатов на пост президента наибольшей популярностью пользуется Коштуница,Лабус а сразу за ним следует Лабус (на левом снимке) кандидат от «группы граждан», отстаивающий позиции сербского премьер-министра Джинджича. Разрыв между двумя главными кандидатами прогнозировался не более чем в 3-5%, тогда как шансы ультранационалиста, вождя сербских радикалов Воислава Шешеля (на нижнем снимке) расценивались в 9-12% голосов.

Первые предварительные результаты голосования 29 сентября были известны в тот же вечер, официальные итоги ожидаются к 4 октября.

Влиятельная общественная организация Центр за свободные выборы и демократию (ЦСВД) вместе с агентством «Стратеджик маркетинг» уже в третий раз не только ведет мониторинг, но и подсчитывает голоса независимо от Республиканской избирательной комиссии (РИК), и их статистические данные редко расходились с официальными больше чем на полпроцента. (Кстати, как раз данные ЦСВД указали на попытку кражи голосов в 2000 году.)

Итак, по данным ЦСВД, очередные президентские выборы в Сербии прошли удачно: явка составила 55,7%, а для того чтобы признать выборы действительными, требуется участие 50% электората + 1 избиратель.

Шешель Первые три места заняли: В.Коштуница 31,2%, М.Лабус 27,2% и В.Шешель 22,9%. Прогнозы насчет разрыва между Коштуницей и Лабусом оказались точными. Зато не оправдали себя прогнозы результатов В.Шешеля.

По первым данным, собранным на 1,5% избирательных участков, у Шешеля было даже на 2-3% голосов больше, чем у Лабуса. Среди журналистов зазвучали опасения: не будет ли второй тур выборов похож на последние президентские выборы во Франции? Не придется ли сторонникам Лабуса голосовать за Коштуницу, чтобы избежать избрания Шешеля сербского Ле Пена?

Кроме личной дружбы, у Шешеля и Ле Пена общее то, что сторонников своих политических взглядов они находят среди «озабоченных за судьбу нации», не сторонясь при этом прельстительной демагогии «левых» обещаний в национал-социалистическом духе. Сербский радикал олицетворяет самое противоречивое и вместе с тем самое мучительное в сербской истории последнего десятилетия: в своей кампании он и на этот раз явно высказывался за «воссоединение всех сербских земель» (хотя с этим надо «пока подождать» до создания «благоприятных условий в международном сообществе»), за продолжение «праведной борьбы» с албанским врагом на юге Сербии и в Косове, за экономическую и политическую («благотворную») изоляцию Сербии, т.е. сопротивление гаагскому трибуналу, Евросоюзу, НАТО...

В Сербии такого рода политическую программу, как оказалось, поддерживает почти четверть избирателей! Над этим придется хорошо задуматься не только будущему президенту Сербии, но и всем субъектам сербской политики, которые так или иначе выступают за европейский курс реформ.

И все же откуда у Шешеля такой высокий процент голосов?

Общий результат кандидатов «старой» Социалистической партии Сербии (СПС) актера В.Живоиновича (3,3%) и «СПС-раскольников» Б.Ивковича (1,1%) не достиг 5%. Если бы эти партии самостоятельно или даже в коалиции друг с другом участвовали в парламентских выборах, то, по этим данным, они не вошли бы в республиканскую Скупщину... Многие обозреватели считают, что если руководство СПС ослушалось своего председателя Милошевича, предложившего поддержать В.Шешеля как общего кандидата оппозиции, то его послушались избиратели.

Известный социолог Владимир Гоати на пресс-конференции в ЦСВД, коментируя итоги голосования, заявил: «Мы теперь, по всей вероятности, свидетели окончательного ухода с политической сцены СПС самой крупной партии этого типа в Юго-Восточной Европе. Оказывается, что ее сложная организация могла существовать, только пока партия находилась у власти. Более того, ее идейным Драшкович цементом был один-единственный человек Слободан Милошевич. И этому человеку из гаагской тюрьмы удалось ее уничтожить».
   На снимке: Вук Драшкович

Нам же остается добавить, что успех Шешеля наглядно свидетельствует, что «старый режим», олицетворяемый Милошевичем, все еще способен, и небезуспешно, влиять на политическую обстановку в Сербии.

Лидер оппозиционного демократического движения в Сербии в начале 90-х Вук Драшкович, партия которого (Сербское движение обновления) не вошла в республиканскую Скупщину в 2000 г., занял на нынешних президентских выборах четвертое место с 4,6%. Этим подтверждается его маргинализация на сегодняшней политической карте Сербии.

По 2-4% голосов получили лидер Партии сербского единства Б.Пелевич (3,9%) и отставной генерал, экс-начальник Генштаба Н.Павкович (2,0%). Остальные трое кандидатов (В.Обрадович, Т.Лалошевич и Д.Раденович) набрали вместе чуть больше 1,5% голосов.

Хотя Коштуницу уже считают победителем, можно говорить о победе только в первом туре: чтобы быть избранным в первом туре, кандидату на пост президента надо получить голоса 50% + 1 избирателя.

Во второй тур, который пройдет 13 октября, вместе с Коштуницей вышел союзный вице-премьер М.Лабус. Выборы опять же будут действительными, если на них выйдет более половины избирателей, но избрание президента решается уже простым большинством.

Прогнозы второго тура различны. Одни считают, что избиратели «националистов» и «левых» подадут голоса за Коштуницу. Другие (не без основания) что те просто откажутся голосовать и тем самым сорвут выборы. Стоит Шешелю призвать своих избирателей к бойкоту (а тем, кто не пошел на первый тур, не пойти и на второй), и выборы придется аннулировать.

Два главных кандидата, однако, уже продолжают кампанию. В первом обращении, сделанном в ночь на 30 сентября, Коштуница, привыкший за последние дни говорить прямо и не без уколов, заявил: «Первый тур президентских выборов показал, что Сербия не поддерживает экстремизм и движение по кратчайшему пути. А экстремизм олицетворяют собой кандидаты, занявшие второе и третье место, Миролюб Лабус и Воислав Шешель».

На пресс-конференции в своем выборном штабе Лабус выразил удовлетворение: «Я (кампанию) начал из ничего и получил миллион голосов! ...Это большой успех, потому что в предвыборной гонке было 10 на одного: все пытались использовать против меня начальные трудности в проведении реформ». В своем обращении Лабус выразил также оптимизм насчет участия избирателей во втором туре.

Лидеры же двух самых влиятельных группировок Коштуница и Джинджич смогли осознать содержащееся в итогах выборов предупреждение. Оно состоит в том, что никто из них практически не взял верх и можно даже задаваться вопросом, кто из бывших партнеров меньше проиграл в междоусобицах за последние полгода.

Первым об этом сказал председатель Гражданского союза Сербии (ГСС), министр иностранных дел Югославии Горан Свиланович. Оценивая предварительные итоги выборов, он заявил по телевидению, что в Сербии опять «одержала победу демократическая, европейская ориентация», потому что «то большинство избирателей, которое покончило с диктатурой Милошевича, все еще здесь». По логике Свилановича, это «большинство» проголосовавшие за Коштуницу и Лабуса вместе взятые. (Сам он поддерживает кандидатуру Лабуса.)

В подобном духе говорил и член ассоциации экспертов «Группа-17», министр финансов в кабинете Джинджича Божидар Джелич, непосредственно участвовавший в кампании М.Лабуса. Он заявил, что «голосовавшие за СДО в 2000 г. разделились примерно пополам» и что будущий президент, кто бы он ни был, «должен будет это учитывать».

Если бы сейчас проходили выборы в парламент, то при таком соотношении сил ни одному из двух демократических блоков не удалось бы самостоятельно образовать правительство. (Трудно вообразить, что кто-либо из них вступил бы в коалицию с Шешелем, хотя в Сербии никакой возможности заранее исключать нельзя). Стало быть, в недалеком будущем им остается единственно возможное: если не совсем примириться, то по крайней мере привыкать к взаимовыгодному сожительству.

ПЕТР БУНЯК


Белград



©   "Русская мысль", Париж,
N 4425, 03 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...