АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Дэвид Кей:
"Я бы никому не советовал играть в покер с Саддамом"

Бывший глава ооновской инспекционной группы в Ираке дает советы России и другим членам Совета Безопасности

Все зависит от того, какие цели вы перед собой ставите. Если мировое сообщество ставит цель добиться полного разоружения Ирака и ликвидации всех его арсеналов оружия массового поражения, тогда новые инспекции совершенно бесполезны. Если же цель предотвратить военную операцию против Ирака, затруднить Саддаму процесс создания оружия массового поражения, то инспекторы ООН могут сыграть некую, но весьма ограниченную роль. Разумеется, в том случае, если они правильно будут выполнять свою миссию.

Сколько же раз можно садиться играть в карты с человеком, который столько уже мухлевал? Если бы я играл в покер, я мог бы лишь один раз сесть за стол с карточным шулером. Но Саддам в течение последних 11 лет столько раз всех обманывал, что веры в чистоту его намерений не должно остаться вообще.

Я думаю, что только так и должны поступать мировые демократии. Это был не просто разумный шаг, а единственно возможное решение. Совершенно очевидно, что Америке не нужна военная помощь других государств, чтобы совершить операцию возмездия против Саддама Хусейна и отстранить его от власти. Но речь идет не только о военной мощи, а о легитимности наших действий, о необходимой дипломатической составляющей кампании Буша.

Единственный правильный для американского правительства путь это убедить мировое сообщество весьма критически оценить иракское предложение. Первая реакция ООН была достаточно поверхностной: Багдад согласился на возвращение инспекторов безо всяких условий. Но если вы внимательно посмотрите на текст письма Ирака в ООН, то увидите, что безоговорочное возвращение инспекторов касается лишь военных, но никак не гражданских объектов Ирака, таких, как больницы или президентские дворцы. Я думаю, что скоро это будет ясно и тем, кто поспешил поддержать иракскую инициативу, это не безоговорочная капитуляция перед лицом мирового сообщества. Надеюсь, США удастся убедить своих друзей, что соглашаться на условия, выдвинутые Ираком, бессмысленно, пустая трата времени. Непростая задача убедить союзников и друзей больше не играть в покер с жуликом. Однако сейчас правительству США важнее, что его действия поддержаны нацией. Большинство американцев искренне не понимают, почему нужно давать иракскому режиму еще один шанс обмануть человечество.

Конечно, любой демократии нелегко начинать боевые действия. Но давайте обратимся к истории. Если бы в период между 1935 и 1938 гг. мировые демократии сочли поведение Гитлера недопустимым и предприняли бы коллективные дейстия, Вторая Мировая война могла бы и не начаться. Или хотя бы ее последствия не были бы столь разрушительными.

Я полностью согласен с президентом Бушем, который говорит, что в эпоху оружия массового поражения будет уже поздно говорить о «дымящемся ружье», когда оно выстрелит. После 11 сентября Америке уже не нужны конкретные улики. Вы читали интервью с бывшим президентом Клинтоном? Он вспоминает, что сразу после того, как второй самолет, захваченный террористами, врезался в здание Всемирного торгового центра, он воскликнул: «Это, должно быть, дело рук "Аль-Кайды"!» Это означает, что еще до террористической атаки президент знал или мог предполагать, что «Аль-Кайда» в состоянии нанести подобный удар. Но он отказался совершить упреждающий удар до тех самых пор, пока пресловутое «дымящееся ружье» не сокрушило ВТЦ. Даже двух мощных взрывов у американских посольств в Африке оказалось недостаточно, чтобы совершить эту упреждающую операцию против Усамы бен-Ладена. После 11 сентября вы не увидите ни одного американского лидера, который стал бы дожидаться, пока выстрелит ружье Саддама Хусейна или любого другого врага, о котором известно, что он может причинить страдания нашей стране.

Да, я уверен в этом. У него совершенно определенно есть немалые запасы химического и бактериологического оружия. Речь идет об уже созданном оружии, а не только о мощностях по его производству. Что же касается ядерного оружия, то его труднее обнаружить. У меня нет свидетельств того, что у Саддама есть атомная бомба, но я уверен, что у него есть желание и возможность ее создать.

Разумеется, США будут настаивать на принятии максимально жесткой резолюции. Честно говоря, я не совсем понимаю Россию или Францию. Еще на прошлой недели французы довольно уверенно говорили о необходимости вести жесткий разговор с Багдадом. А сейчас, похоже, они слишком поддались на обещание Ирака пустить к себе инспекторов и дали ход назад. Между тем ни у кого не должно быть сомнений в решимости Америки добиться разоружения Ирака. В интересах других стран встать на сторону выигрывающей стороны. Это не значит, что Россия или Франция должны беспрекословно следовать в фарватере политики Вашингтона. Просто они могли бы проявить побольше бдительности по отношению к багдадскому режиму. Помню, когда я руководил группой инспекторов в Ираке, российские эксперты были не менее скептически настроены по отношению к Саддаму, чем американцы, и точно так же считали, что тот ведет с нами нечестную игру.

Беседовал
ЕВГЕНИЙ БАЙ


Вашингтон



©   "Русская мысль", Париж,
N 4425, 03 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...