ПУТИ РУССКОЙ КУЛЬТУРЫ

 

К выходу «Аннотированного каталога» Казимира Малевича

Andrei Nakov. Kazimir Malewicz. Catalogue raisonné.
Paris, «Adam Biro», 2002, 448 p., 1800 ill.
После многих лет ожидания издан полный документированный свод произведений Малевича, составленный французским искусствоведом Андреем Наковым, крупным специалистом как по Малевичу, так и вообще по русскому авангарду. Хотя и изданный раньше двух других томов, каталог представляет собой третий, последний том издания, включающего двухтомную иллюстрированную монографию о художнике, выход которой намечен на весну 2003 года.

Выход подобного каталога наследия всякого художника это обычно итог, завершающий долгий период исследования его творчества, учета его произведений и их истории (термин этот имеет еще и грозное значение для коллекционеров, а в особенности для жуликов все они знают роковую формулу экспертов: «Это произведение не будет включено в Catalogue raisonnй», означающую «смертный приговор» предполагаемому авторству работы). Значение же Каталога Малевича, по мысли самого автора, напротив, состоит в том, что книга, будучи первым синтезом прежде недоступной информации, открывает путь исследованию и истолкованию творчества художника.

Автор каталога Андрей Наков родился в Болгарии, учился в университете в Варшаве, потом в Париже, где в 60-е годы печатался в польском журнале «Культура» и многочисленных французских и международных изданиях. В 1972 г. он написал свое первое исследование об Александре Экстер, а в последующие годы работы о братьях Стенбергах, Г.Папазове, Нине Коган, Ларионове, Богомазове; две его книги, «Абстрактное-конкретное: русское беспредметное искусство» и «Русский авангард» вышли в русском переводе в Москве, а сам А.Наков перевел на французский язык произведения В.Шкловского и Н.Тарабукина.

А.Наков организовал многочисленные выставки, относящиеся к истории беспредметного искусства, дадаизма, конструктивизма и русского авангарда, в том числе выставку Малевича в Лондоне (1976), а в следущем году выставку художников-супрематистов. В 1975 г. он издал в переводе на французский том теоретических работ Малевича. Таким образом, творчеством этого художника Наков занимается уже около трех десятилетий.

Каталогу предшествуют две вступительных статьи (с параллельными текстами на французском и английском языках). В первой из них автор, не скрывая биографических обстоятельств, которые подвели его к взятой на себя в 1979 г. задаче, рассказывает об истории зарождения и реализации замысла. Сам выросший в условиях тоталитарного режима в Болгарии, автор как никто другой мог воспринять перипетии жизненного и творческого пути Малевича и судеб его наследия; в первой статье история каталога увязана с биографией и историей наследия художника. Исключительные трудности, связанные с этой работой, объясняются судьбой наследия Малевича: часть его произведений и архива, оставшиеся после Берлинской выставки 1926 г. в Германии, осела на Западе, другая же часть, попавшая в советские музеи, до конца 80-х оставалась недоступной не только для зарубежных, но и для советских исследователей. Задача, правда, облегчалась тем, что в 60-70-е годы чешские искусствоведы М.Ламач и И.Патерта смогли проработать важную часть наследия Малевича, доставшуюся его ученику Николаю Суетинуи хранившуюся у вдовы Суетина Анны Лепорской. Когда в Чехословакии после Пражской весны» 1968 г. началась «нормализация», сделавшая невозможными не только их новые поездки в СССР, но и намеченную публикацию их исследований в условиях ужесточившейся чешской цензуры, эта документальная часть работы была в основном закончена. Потеряв надежду на возможность ее завершения в виде монографии, они щедро поделились своими материалами с А.Наковым к этому моменту и восходит начало работы над каталогом.

Во второй, методологической статье, снабженной иллюстрациями, та же история наследия более подробно трактуется с точки зрения фондов, сформировавшихся к сегодняшнему дню в разных странах; здесь также рассматриваются трудности, связанные с классификацией произведений и их датировкой, всевозможные источниковедческие проблемы; наконец, подробно поясняются принципы аннотирования каждой позиции каталога.

Собственно каталог делится на три раздела, которые соответствуют трем главным периодам творчества Малевича: фигуративному, супрематическому и постсупрематическому. Каждый раздел делится на подразделы, группирующие произведения в соответствии с авторскими художественными задачами или по циклам: так, внутри фигуративного периода, распадающегося на периоды импрессионизма, символизма и кубизма, кубизм в свою очередь подразделяется на объемный и аналитический, а к нему примыкают кубофутуризм, заумь и алогизм. Подобная дистрибуция опирается не только на доскональное знание творчества художника, но и на заявления и декларации, на которые тот не скупился, и, конечно, на его теоретические работы. Каждая позиция включает черно-белую репродукцию, датировку, размеры, ссылку на первую публикацию и библиографию, а также, указание выставок, где экспонировалось произведение (первая в России и первая западная выставки), происхождение и местонахождение. Даются также сведения о наличии подписи и надписей на задней стороне холста или рисунка.

Каталог завершается обзором выставок, персональных и коллективных, с участием Малевича. Обзор этот охватывает столетие от первых курских экспозиций рубежа веков до 2001 г. и сопровождается перечнем выставлявшихся на каждой выставке работ и библиографией. Из него можно, например, узнать, что хотя травля Малевича в Советском Союзе началась в 20-е годы (в 1926 г. был закрыт возглавлявшийся им Институт художественной культуры), но работы его продолжали экспонироваться до начала 30-х. Мало кто, вероятно, знает, что картины Малевича выставлялись в галерее Шарпантье в Париже за две недели до начала Второй Мировой войны, а во время войны в Америке и в Швейцарии, после чего до 1957 г., когда Амстердамский музей приобрел работы, пережившие в Германии войну, они не выставлялись ни разу.

Определенное, хоть и временное неудобство заключается в том, что полная библиография, отсылки к которой имеются буквально в каждой позиции каталога, входит в состав еще не изданного второго тома трехтомника (первого тома монографии), наравне со статьей о живописной технике Малевича; есть некоторые огрехи в транслитерации русских имен. Наконец, если самый факт, что вещи из собрания Харджиева стали доступны и могли быть включены в каталог, можно расценивать лишь положительно, то, учитывая обстоятельства последних лет его жизни, его смерти и последовавших за ней событий, к деятельности основанного его женой «Фонда Харджиева» (которого сам Харджиев не признавал) следует относиться с большей осторожностью.

Эти замечания, конечно, не умаляют научного значения каталога, с выходом которого можно поздравить и автора, и издателя, и всех, кто занимается или просто интересуется творчеством великого художника, шире историей русского авангарда.

МИХАИЛ МЕЙЛАХ


Страсбург



©   "Русская мысль", Париж,
N 4425, 03 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...