КУЛЬТУРА И ОБЩЕСТВО

 

Букеровский календарь

...и букеровская цензура?

Для русской Букеровской премии в календаре важны три месяца. В июле объявляется «длинный список» произведений, представленных на эту премию. В октябре обнародуется «короткий список» шесть романов, отобранных из «длинного», а в декабре награждается победитель. Он получает денежную премию в 12,5 тыс. долларов.

В отборе произведений на соискание премии в этом году участвовали 15 номинаторов и 19 издательств, которые совместными усилиями отобрали в «длинный список» 33 произведения из вышедших за последний год в России романов.

В «короткий список», ставший известным на днях, вошли следующие шесть романов:

Сергей Гандлевский «Нрзб»;

Александр Мелихов «Любовь к отеческим гробам»;

Олег Павлов «Карагандинские девятины»;

Дмитрий Бортников «Синдром Фрица»;

Вадим Месяц «Лечение электричеством»;

Владимир Сорокин «Лед»

Хотя ныне в России существует большое количество литературных премий, Букеровская была первой негосударственной и остается самой ценимой. Ее получение способствует популярности автора у широкого читателя и повышению тиражей его произведения. Так произошло с романом Людмилы Улицкой «Казус Куковского», который, будучи отмечен прошлогодней премией, уже переиздан несколько раз.

В этом году жюри из пяти писателей и литературоведов возглавляет Владимир Маканин, лауреат Букеровской премии 1993 года.

Он остался доволен выбором жюри, считая «короткий список» ярким и богатым. Однако некоторые журналисты называют его скучным и невнятным, а поэт Александр Городницкий, тоже член жюри сказал: «Я думал, что только с поэзией дело обстоит плохо, а прочитав романы, выдвинутые на соискание премии, понял, что с прозой еще хуже».

Безусловно, год на год не приходится, и остается согласиться с теми, кто считает 2001 год особо удачным, когда в «коротком списке» помимо награжденного романа были такие сильные произведения, как «Кысь» Татьяны Толстой и «Ложится мгла на старые ступени» Александра Чудакова.

Самым очевидным претендентом на получение премии считается Сергей Гандлевский. Его роман «Нрзб» в сентябре уже отмечен премией Московской книжной ярмарки. Он широко обсуждается в прессе. Это большой роман, действие которого протекает в Москве 1970-х. Автор мастерски передает атмосферу времени: поэтическая студия на Ордынке, немного диссидентства, страх, сопутствующий и, возможно, усиливающий остроту ощущений, философские разговоры тех лет, увлечения, поэтические и любовные, и неожиданный эпилог.

Соперников у «Нрзб» два. В семейной саге Александра Мелихова «Любовь к отеческим гробам» повествуется о нескольких десятилетиях из жизни одной семьи. Это длинный философско-интеллектуальный трактат, почти без фабулы, с вяло развивающимися событиями, на которые автор смотрит отстраненно, а в последней трети произведения всякое действие вообще останавливается. Но у него есть сторонники например, член жюри Татьяна Бек.

Второй соперник романа Гандлевского «Карагандинские девятины». Это третья часть трилогии, на написание которой у Олега Павлова ушло почти 10 лет. Первая часть ее, «Казенная сказка», уже была в букеровском «коротком списке» в 1995 году. Олег Павлов служил охранником в карагандинских лагерях и в своих вещах отразил печальный мир подневольных служилых людей.

В повести «Карагандинские девятины» автор психологически достоверно описывает путешествие армейской похоронной команды с мертвым грузом.

Автор «Синдрома Фрица» Дмитрий Бортников живет во Франции. Его исповедальный роман тоже повествует об армейской жизни и семейных переживаниях героя. Читать о них малоинтересно, и вряд ли этот роман- исповедь имеет шанс сделать автора лауреатом .

Автор «Лечения электричеством» (с подзаголовком «Роман из 84 фрагментов Востока и 74 фрагментов Запада») живет в Америке и описывает в разрозненных отрывках эмигрантские истерики. Роман читать трудно, а на каком-то этапе становится очень скучно. Количество самих фрагментов могло бы и разрастись, и уменьшиться без ущерба для построения романа.

О романе «Лед» следует сказать особо.

Включение Владимира Сорокина в «короткий список» было совсем не единогласным решением жюри и вызвано скорее причинами политическими, чем литературными, о чем и заявил Владимир Маканин:

«Внесение к короткий список имени Владимира Сорокина является в данном случае единственным способом выразить протест против травли писателя...»

Несведущему читателю следует пояснить: предыдущий роман Сорокина «Сало» изобилует порнографическими сценами, за что автор привлечен к суду (вдобавок на него ополчились путинские «Идущие вместе»). Самое большее, что ему грозит, штраф в 2 тыс. долларов. Зато поднятая вокруг него шумиха явно способствовала известности автора и стремительному росту тиражей.

Не все члены жюри были согласны с включением Сорокина в список номинируемых авторов, но открыто выразил свое мнение о писателе только Валентин Лукьянин, главный редактор журнала «Урал». Он сказал, что считает автора посредственным писателем, но согласился подписать решение жюри, чтобы исключить возможность наступления властей на писателей. «В романе "Лед" нет ничего общего с порнографией, но и с литературой тоже мало», таково мнение Лукьянина.

У Сорокина много сторонников, среди них Владимир Маканин, который на вопрос, почему он настаивал на включении романа «Лед» в «короткий список», ответил, что это «интересный экспериментальный роман, в котором автор ставит вопросы о добре и зле, о поисках счастья. У других четырех авторов этого и следа не найдешь. Кто после Достоевского вообще это делал?!»

Роман «Лед» действительно увлекательно написан и действительно рассказывает о поисках абсолютного счастья, на которое имеют право только посвященные. На пути к нему посвященные уничтожают других, непосвященных, которых они считают мертвяшками. Автор детально описывает, как их бьют ледяными молотами. Посвященные выживают и открывают божественный язык сердец, а мертвяшки умирают. Всего на земле посвященных 23 тысячи остальным тут делать нечего. Это роман, в котором автор дает пример жестокости новой расы.

Романы Сорокина имеют право на существование. Они не более порнографичны и жестоки, чем романы американца Берта Эллиса «Ниже нуля», «Американский психопат» и другие, и менее порнографичны, чем «Сексуальная жизнь Катерины М.» Катрин Милле.

Чем закончится вся эта букеровская история нынешнего года, узнаем 5 декабря.

А теперь мне хочется упомянуть о еще одном произведении, по политическим причинам не вошедшим даже в «длинный список».

Произведение Юнуса Сэшила «Царапины на осколках» было представлено издателем на соискание премии, но в «длинный список» не попало. На вопрос издателей, почему это случилось, член жюри Александр Городницкий ответил, что это очень хорошее произведение, но не роман. Это хроника-исповедь, дневник жителя Грозного, который он вел в течение пяти месяцев с январь по май 1995 года.

Автор родился в Казахстане и вернулся на родину, в Чечню, в 1957 году.

Построение этого большого в 430 плотных страниц произведения сложное. История Кавказа продолжается в конце ХХ века. Автор вспоминает детство в Казахстане, школьных учителей, насаждавших расовую ненависть в головы учеников отцов тех, кто ныне проводит «зачистки», воображаемые разговоры с великими русскими писателями-гуманистами, историю Кавказа через судьбы своих предков. Два плана, прошлое и настоящее, перемежаются. Настоящее настолько трагично, что все ужасы автор оставляет нашему воображению.

Отказ принять «Царапины на осколках» в «длинный список» был формальным. Если Владимир Маканин действительно искал произведения, которые после Достоевского «ставят вопросы о добре, зле, поисках счастья», вот вам оно самое.

Но Маканин этого всего не захотел видеть у Сэшила, а нашел у Сорокина.

ЛАРИСА ДОКТОРОВА


Москва Брюссель



©   "Русская мысль", Париж,
N 4428, 24 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...