СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Из редакционной почты:

Мы больше хотим жить, чем они умереть

В дни, когда весь мир, затаив дыхание, следил за судьбой заложников в Москве, я, как и многие израильтяне, на протяжении десятилетий ежечасно и ежемгновенно ведущие борьбу с террором, внес изменения в одну из наших молитв. Молитва эта о плененных террористами, о заложниках. Некоторые из них захвачены многие годы тому назад. Мы не забываем о них, о тех, судьбы которых безразличны и граду и миру. Сделать все, что в твоих силах, для их возвращения домой одна из важнейших еврейских заповедей, ради исполнения которой мои предки жертвовали всем. Не сочтите за проявление «гордыни», но не думаю, что у какого-либо иного народа, какой-либо иной конфессии есть столь долгий и горький исторический опыт: слово «заложник» многие столетия часть обиходного еврейского словарного запаса. молитваВ эти дни я молился за спасение людей многих национальностей, молился, чтобы Господь даровал мудрость всем, от кого зависит их жизнь.
   На снимке: Спаси и сохрани!

В еврейском молитвеннике нет и быть не может молитвы просьбы к Творцу послать смерть тем, кто захватывает заложников, тем, кто взрывает автобусы, направляет на небоскребы самолеты. Но у нас есть молитвенные просьбы к Творцу воздать злодеям по мере злодейства их. В эти минуты не могу я не думать о тысячах безвинных жертв, не могу не ненавидеть убийц, да сотрутся их имена, и всех их вольных и невольных адвокатов. Не могу не думать и том, сколь лживо звучит сегодня прекраснодушное: у террора нет ни национальности, ни религии. Выражение это перестанет быть ложью тогда и только тогда, когда сами мусульмане начнут воевать с террором, не отделываясь от легковерных глупцов дежурным набором ничего не значащих фраз.

Не верю. Верю их маленьким детям, не научившимся красивым словам. Верю маленьким арабским пациентам израильских больниц, радостно хлопающим в ладоши, когда видят по телевизору теракты кровь, чужую кровь, обильно текущую с экрана. Маленькие дети радостно хлопают в ладоши. Еврейские врачи и сестры плачут и лечат своих будущих убийц. Выражение это перестанет быть ложью тогда и только тогда, когда отцы этих маленьких пациентов объявят самим себе гуманистический «джихад» против «джихада» людоедского. Возможен ли такой джихад, требуется доказать им. Только в этом случае они смогут убедить всех разуверившихся, что имеют они право называть себя людьми. Война с террором в первую очередь их война. Мусульманин, воющий с террором, брат мне. Отделывающийся ничего не значащими словами мой враг.

Десятилетия мы, евреи, молимся о наших пленных не услышанные никем. Кто, где и когда присоединялся к нашим молитвам? Не верю в чудеса, но не смею загасить в себе искру надежды на то, что если бы вы молились все эти годы с нами, то нам сегодня не пришлось бы молиться с вами.

Один из террористов сказал перед телекамерой: «Клянусь Аллахом, мы больше хотим умереть, чем они хотят жить». У евреев клятвы не в чести, потому давайте докажем сами себе, что мы больше хотим жить, чем они умереть. Иного не дано.

МИХАИЛ КОВСАН
раввин общины «Йовель»


Иерусалим, 26 октября 2002, исход субботы



©   "Русская мысль", Париж,
N 4429, 31 октября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...