СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Дума после штурма

Если закон применять выборочно...

На прошлой неделе страна приходила в себя после трагедии в Театральном центре на Дубровке. Дума тоже. Изменив принципу «семь раз отмерь», депутаты по горячим следам внесли в законодательство изменения, которые, хоть и продиктованы благими намерениями, ничего, кроме оторопи, не вызывают.

Борьба с террористами в СМИ

1 ноября депутаты приняли в третьем чтении поправку к закону о СМИ, а также внесли изменения, регулирующие поведение СМИ, в закон «О борьбе с терроризмом» (о втором чтении см. «РМ» N4429). Идея всех этих изменений состоит в том, что нужно законодательно ограничить право журналистов свободно искать и распространять информацию в тех случаях, когда это мешает борьбе с терроризмом. То, что, по мнению депутатов, безопасность граждан важнее, чем их право на информацию, само по себе довольно грустно. Готовность жертвовать свободой ради безопасности, мягко говоря, совершенно не обязательно приводит к росту безопасности, зато немедленно приводит к злоупотреблениям. Что становится с властью без возможности общественного контроля за ней, то есть без свободных СМИ, казалось бы, все советские граждане должны знать.

Ну да ладно. Дело даже не в этом. Дело в том, что совершенно неясно, как теперь, с учетом принятых Думой поправок, должны вести себя СМИ. Что нельзя «раскрывать персональные данные о сотрудниках специальных подразделений и членах оперативного штаба по управлению контртеррористической операцией» это понятно, как выполнять. А вот что значит: «не допускается распространение через СМИ информации, раскрывающей специальные технические приемы и технику проведения контртеррористической операции»? Например, статьи об опыте проведения контртеррористических операций, скажем, израильскими спецслужбами они теперь запрещены или нет? Закон не дает ответа.

Но это еще цветочки. А как исполнять вот эту статью закона? «Не допускается использование СМИ в целях совершения уголовно наказуемых деяний... а также для распространения передач, пропагандирующих порнографию, культ насилия и жестокости». Ежу понятно, что сколько людей столько и мнений о том, что такое порнография или культ насилия и жестокости. Мне вот, например, кажется, что настойчивый показ по телевизору в детское время мертвых девушек, будь они трижды террористки, это самый натуральный культ насилия (я, правда, не считаю, что такие вещи нужно запрещать законодательно, но это другой разговор).

Трудно поверить, что речь идет о введении тотальной цензуры. Таким образом, либо закон (по крайней мере в части культа насилия и прочих абстрактных материй) применяться не будет, либо будет применяться выборочно. А если закон применяется выборочно, то это уже не закон. Это уже, простите, беззаконие.

Мертвые тела

Не ограничившись борьбой с пособниками терроризма, засевшими в СМИ, депутаты вкупе с поддержавшим (а возможно, и понукавшим) их представителем президента одержали славную победу над мертвыми. В закон «О борьбе с терроризмом» была внесена новая статья под названием «Погребение террористов» про то, что тела террористов для захоронения не выдаются и о месте их погребения не сообщается. Аналогичная поправка правда, только в первом чтении внесена в закон «О погребении и похоронном деле».

По ходу обсуждения известные думские кощунники Алексей Митрофанов и Виктор Алкснис предлагали хоронить террористов в свиных шкурах и возить их трупы по городу в грузовике, чтобы ноги болтались. Николай Безбородов («Регионы России»), признав, что предлагаемая мера противоречит «морали, традициям и религиозным убеждениям», заключил тем не менее, что выдавать тела террористов, чтобы их похоронили с почестями, тоже неморально. Представитель президента Александр Котенков утверждал, что трупы террористов нельзя выдавать для погребения из уважения к чувствам родственников жертв. Борис Надеждин (СПС) пытался подействовать на разум и чувства коллег картинами «нового варварства» и даже напоминаниями о Страшном Суде.

Большинство депутатов, однако, Страшного Суда не боятся (или боятся меньше, чем Котенкова). Поправки поддержали часть коммунистов (около 20 человек), столько же аграриев, «Единство» с «Отечеством» (практически единогласно), «Регионы России» и «Народный депутат» (подавляющим большинством).

Если учесть, что вышеописанные события происходили в день Всех Святых, то нельзя исключить, что часть парламентариев в момент принятия погребальных поправок могла находиться под воздействием сил тьмы.

Сладкая парочка

На прошлой неделе депутаты из правых фракций «Яблока» и СПС пытались подвигнуть коллег на создание парламентской комиссии для расследования обстоятельств совершения теракта. На эту тему было два почти тождественных постановления: эспээсовское и «яблочное». Проект СПС проголосовали и отвергли; «яблочный» проект обсудить просто не успели.

Нет ничего удивительного в том, что большинство депутатов не захотело расследовать действия федеральных и московских городских властей. Поражает другое. Две правые фракции Государственной Думы не только не пожелали сотрудничать друг с другом их представители стали громко спорить из-за того, кому первому пришла в голову идея комиссии и чье постановление лучше.

К счастью, в зале заседаний эксцессов не было. В кулуарах другое дело. Член фракции СПС Борис Надеждин объяснил прессе, что «яблочное» постановление отличается от «правосильного» тем, что в нем заложен выгодный «Яблоку» принцип делегирования представителей в комиссию (напомним, что шансов на принятие ни у одного постановления не было никаких). Он также возмутился слухами о том, что «Яблоко» якобы собирается создать собственную общественную комиссию, в то время как такая комиссия уже создана СПС и начала работу.

Представители «Яблока» с объяснениями к прессе не выходили; зато пресс-служба фракции распространила заявление о том, что «Яблоко» назначило на полставки спецпредставителя, студента журфака Ивановского пединститута Флориана Дубова, в чьи обязанности входит полемизировать с Борисом Немцовым. Назначение состоялось в связи с тем, что лидер фракции СПС «является источником постоянных слухов о различных назначениях руководства "Яблока"». Господин Дубов, сообщает фракция, будет также заниматься «исправлением, разъяснением смысла и приведением в соответствие с реальностью информации, постоянно распространяемой Б.Немцовым в форме "закрытых брифингов неопознанных источников из Кремля" немедленно после встреч президента с лидерами фракций».

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4430, 7 ноября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...