СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Журналисты рискуют стать первой жертвой «диктатуры закона»

Парламент одобрил манипулятивные поправки к закону о СМИ

13 ноября Совет Федерации одобрил принятые Государственной Думой в трех чтениях поправки к закону «О средствах массовой информации». За законопроект проголосовали 145 сенаторов, против один, двое воздержались. Поправки предполагают серьезные ограничения в освещении журналистами «антитеррористических операций». Так, нельзя будет распространять данные, раскрывающие специальные технические приемы и тактику проведения акций по освобождению заложников, разглашать информацию, которая (теоретически) может служить пропаганде или оправданию экстремистской деятельности. Поправки запрещают распространять сведения, создающие угрозу жизни и здоровью людей, и высказывания граждан, которые могут помешать ведению «контртеррористической операции». Теперь судьба поправок в руках Владимира Путина, который может подписать документ или отклонить его.

Это решение СФ было принято в разгар слухов о том, что власть готова перейти к третьей (вслед за гонениями на НТВ и ТВС) волне наступления на свободу слова. В прессе появились сообщения о резком недовольстве Кремля информационной политикой телеканала НТВ и о требованиях отстранить от эфира Татьяну Миткову, Савика Шустера и Леонида Парфенова. В нескольких изданиях прошла информация об увольнении с ТВС Виктора Шендеровича за беспрецедентно резкую программу о штурме Театрального центра на Дубровке. Эти сведения полностью не подтвердились, но известно, что Борису Йордану пришлось выслушать в Кремле резкую критику из уст высокопоставленных чиновников, а за программу Шендеровича на ковер был вызван Анатолий Чубайс, когда-то гарантировавший государству лояльность ТВС. Судя по всему, слухи о репрессиях на телевидении были целенаправленно запущены для устрашения журналистов, которым показали их зависимость от государства.

Поправки к закону о СМИ вызвали разноречивые отклики, и у Путина есть возможность отклонить их, чтобы реабилитировать себя в Европе за последние внешнеполитические неудачи и казусы. Это вполне укладывалось бы в логику последних недель: сначала запугать журналистов, а затем внезапно смягчить позицию. Но вероятность того, что Путин предпримет такой шаг, довольно мала. Тема чеченской войны настолько психологически болезненна для президента, что он вряд ли готов принимать рациональные решения, пусть и сулящие ему политические дивиденды.

Впрочем, введение поправок в действие тоже не означает неизбежного заката свободы слова в России. Конечно, Путин отнюдь не поборник свободы слова, однако к открытому давлению на СМИ он прибегал лишь тогда, когда для этого появлялись важные (по его мнению) темы вроде чеченской кампании или «равноудаления» Березовского и Гусинского. Скорее всего, новые поправки власть будет держать про запас, используя их скорее для психологического давления на прессу, нежели как инструмент репрессий. Задача исполнительной власти не столько ограничить свободу информации, сколько попытаться маргинализовать оппозицию, чтобы она, даже получая доступ к зрителям и читателям, не могла серьезно переломить настроения населения.

Другое дело, что подчеркнуто недружественные действия власти могут толкнуть журналистов к переходу на более радикальные позиции. Многие из них уже сегодня ощущают себя в роли единственной партии, выступающей против войны в Чечне. Уход Явлинского из лагеря миротворцев в сочетании с колебаниями лидеров СПС выдвигает журналистов на первые роли, а большинство из них (если исключить «национал-патриотов» и конъюнктурно ориентированное поколение «новых государственников») традиционно скептически относится к чеченской кампании. Иллюстрацией постепенного нарастания антипутинских настроений в негосударственных СМИ может служить обструкция, которую они устроили на минувшей неделе президенту за его «брюссельские оговорки» (см. «РМ» N4431), а также недвусмысленная оценка итогов переговоров по статусу Калининградской области как внешнеполитического поражения российских властей.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4432, 21 ноября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...