СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Дума обо всем

За парламентский контроль, но
против комиссии по расследованию

Главной звездой недели был Владимир Жириновский, которому председательствовавшие против обыкновения давали говорить сколько его душе угодно. Находясь в свободном полете, вице-спикер от либерал-демократов предложил коллегам одобрить замечательное постановление о внесении дополнения в регламент Думы.

В постановлении говорилось: «Палата стоя чтит память минутой молчания только в случае смерти: а) Президента Российской Федерации; б) Председателя Правительства Российской Федерации; в) Председателя Совета Федерации; г) Председателя Государственной Думы». Любые другие события, по мнению Жириновского, относятся к разряду «дело житейское», например истребление евреев нацистами: хоть это и «чудовищная трагедия», она не стоит того, чтобы депутаты вставали. Никто, конечно, принимать этого не стал, но обсудить обсудили. Наиболее разумно высказался Василий (Иванович) Шандыбин, который сказал: «Я так понимаю, что пожелание Жириновского направлено на то, чтобы побыстрее прибрались и президент, и премьер-министр, и оба спикера». На это даже лидер ЛДПР не нашелся что ответить.

Комиссия и конституция

13 ноября Дума наконец добралась до рассмотрения двух предложений о создании парламентской комиссии по расследованию трагических событий, связанных с захватом заложников в Театральном центре на Дубровке. То, что с постановлениями тянули так долго, было явным признаком того, что шансов на создание комиссии нет. И действительно, думское большинство решило, что создание парламентской комиссии противоречит конституции. Решило оно так на том основании, что в конституции про парламентские комиссии ничего не говорится. То, что в прошлом парламентские комиссии уже создавались, разумеется, никакого влияния на точку зрения центристов не оказало. При этом Боже вас упаси вообразить, что думские центристы против парламентского контроля! Они за парламентский контроль! Просто им конституция не велит, а они, как центристам и положено, чрезвычайно законопослушны.

В отсутствие реальных шансов на создание комиссии обсуждение вопроса выродилось в состязание двух проектов постановлений эспээсовского и «яблочного». В постановлении, предложенном СПС, содержался реверанс по поводу «высокого профессионализма и героизма бойцов спецподразделений», «яблочники» же об этом писать не стали. Фракция СПС предложила расследовать только два вопроса: каким образом вооруженные террористы проникли в Москву и были ли адекватными меры, предпринятые для спасения заложников после штурма. «Яблочники» считали, что в расследовании нуждается также сам ход операции. Кроме того, отличался принцип формирования комиссии: СПС предлагал 19 человек (пропорционально численности фракций), «Яблоко» 9 (по одному от фракции). Голосование показало, что более оппозиционное по духу постановление «Яблока» имело существенно больший успех. За постановление, предложенное СПС, голосовал только сам СПС. «Яблочный» текст, кроме авторов, поддержали СПС, коммунисты, часть аграриев (в основном члены КПРФ) и несколько регионалов. Впрочем, 124 голоса это все равно мало.

Язык их враг мой

15 ноября Дума приняла сразу во втором и в третьем чтениях поправку в закон «О языках». Суть поправки состоит в том, что все народы, имеющие счастье говорить на государственных языках республик РФ, обязаны использовать кириллический алфавит. Вносили ее в основном как раз представители тех самых народов, а представлял депутат от Тувы (или Тывы) Каадыр-оол Бичелдей. Поправка была направлена против желания одного совершенно определенного субъекта федерации Республики Татарстан пользоваться не кириллицей, а латиницей. Напрасно депутаты от Татарстана Олег Морозов (между прочим, один из лидеров «Единой Росиии») и Фандас Сафиулин пытались объяснить коллегам, что решать, каким алфавитом удобнее пользоваться носителям татарского языка, дело исключительно этих носителей. Не подействовало. В своем заявлении в связи с принятием закона о насильственной кириллизации Фандас Сафиуллин сказал, что благодаря усердию думцев 15 ноября стало днем национального унижения татар.

Тем временем ко второму чтению готовится закон «О государственном языке Российской Федерации», в котором «при использовании русского языка как государственного... не допускается использование просторечных, пренебрежительных, бранных слов и выражений, а также иностранных слов при наличии общеупотребительных аналогов в русском языке». Русскому языку, таким образом, тоже не поздоровится.

Отравители

В тот же день депутаты более двух часов обсуждали предложенный фракцией ЛДПР проект закона «Об ограничении импорта продуктов питания». Законопроект был внесен фракцией ЛДПР еще в 1999 г. и с тех пор лежал в комитете. Суть закона почти полностью отражена в его названии. Предлагается установить запретительные пошлины на импорт любых продуктов питания, которые в принципе растут или производятся в России (бананы, так уж и быть, ввозить можно). Представлявший закон Жириновский разливался соловьем. Он сообщил, что в случае отказа от импортных продуктов Москва вымрет через две недели; что импортное продовольствие вредно для здоровья; что все магазины Запада переполнены русскими продуктами, потому что сами западные люди отказываются есть ту дрянь, которую производят.

Попутно Владимир Вольфович похвастался тем, что добился запрета на продажу «Фанты» и «Пепси-колы» на территориии Государственной Думы, и открыл коллегам глаза на новый вид оружия массового поражения этническое оружие, то есть отравленная еда, от которой мрут только люди определенной национальности (русские, естественно). По сведениям Жириновского, вспышка дизентерии в Краснодарском крае на самом деле не что иное, как испытания этнического оружия, а наш русский йогурт тут совершенно ни при чем. Посетовав на то, что народ избаловался, не хочет есть траву и пить простую воду, лидер ЛДПР призвал парламент спасти нацию от чуждой ей еды.

В среде аграриев проект Жириновского был, разумеется, встречен на ура. Вытащив бумажки, которые у них всегда наготове, думские «крестьяне» рассказали, как у них все плохо. Плохо действительно все: тракторов не осталось, былая культура производства упала, и бушует кризис перепроизводства, особенно по части зерна. Депутат Николай Киселев заклеймил деятельность транснациональных корпораций на территории России, которые срослись с олигархическим капиталом и опускают цены на молоко. И на мясо тоже опускают, а советский пищепром, который был образцом для всего мира, уничтожили (и правда уничтожили сегодня советской курицы синего цвета днем с огнем не сыщешь; продающиеся в Москве куры, кстати, в основном россиянки, приятного розового колера).

Несмотря на то, что законопроект носил явно эскизный характер, он получил очень приличное число голосов 211. Это означает, что любой грамотно написанный закон той же направленности будет принят Думой без малейших проблем. О последствиях: росте цен на продукты, падении их качества (и так съедят) и об искусственной поддержке неэффективных производителей за счет потребителей законодатели не задумываются.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4432, 21 ноября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...