АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Афганистан без купюр

Рассказ Антона Кротова

записал наш корреспондент Андрей Сотников

Афганистан мечта всех путешественников. Много лет я мечтал проникнуть в эту страну, но представители «Талибана» очень не желали ставить визы в российские паспорта, считая, что все их носители шпионы. Не так давно власть в Кабуле сменилась, и получить визу в Афганистан не представляет труда.

Что мы знаем об Афганистане? Бен-Ладен, наркотики, терроризм, мины, бомбы и душманы.

Что такое на самом деле Афганистан? Здесь живет очень доброжелательный, порядочный, на удивление честный и любознательный народ.

Русских людей в Афганистане вы не встретите. В Кабуле в российском посольстве на меня посмотрели квадратными глазами, в которых без труда можно было прочесть: «Русский, без охраны, живой?» Они тут же мне наобещали: мины, холеру, малярию, брюшной тиф; что меня убьют, съедят или, в крайнем случае, утащат в лагеря «аль-Кайды» и настойчиво посоветовали на следующий день лететь назад в Москву, даже предлагали бесплатное место в самолете МЧС. Но, как бы ни было заманчиво предложение, его пришлось отклонить, потому что «смертельно опасный» Афганистан я еще не успел посмотреть.

Американцев в Афганистане тоже не заметишь. Может быть, они где-то и есть, но появляются исключительно в бронированных машинах и с вооруженной охраной. Они, как и русские, никогда не выходят за пределы дипломатического квартала. У них тут строгие инструкции, которые необходимо соблюдать ради «сохранения личной безопасности».

Когда вы находитесь в отдаленной стране, будь то Эфиопия, Судан или Афганистан, на вас смотрят как на слона из зоопарка: собираются толпы, зовут вас в гости, на чай, просто чтоб посмотреть поближе потому что они никогда в жизни не видели ни американцев, ни англичан, ни русских. Для них это большое чудо белый человек.

В Афганистане после свержения режима талибов любой иностранец с бородой считается приверженцем «аль-Кайды». Я ношу бороду, поэтому меня постоянно в этом подозревали (хотя местным можно ходить с бородой). Как и в любой стране мира, здесь есть стукачи, благодаря их «стуку» я периодически оказывался в КГБ, местной ментовке или военной части. Меня задерживали почти ежедневно, но больше всего, около суток, продержали в тюрьме КГБ города Газни. Я сидел примерно в двадцати странах мира, но должен признаться, что в Афганистане самые лучшие условия заключения: свободное передвижение по всему зданию КГБ, бассейн с фонтаном, на окнах вместо решеток ковры, телевизор с 415-ю программами; ели мы все за одним столом с директором КГБ; директор предлагал, если я захочу прогуляться по городу, предоставить мне охрану, чтоб со мной ничего не случилось, но отпустить не может, пока не придет распоряжение Афганистаниз Кабула. Когда я на следующий день ехал дальше в каком-то грязном, разболтанном грузовике, вновь голодный, поневоле вспоминал: «Блин, а в КГБ сейчас рис с арбузом дают». Теперь, когда меня хватали, я уже знал, что меня ожидает сытный ужин, вежливая обслуга и теплая постель.
   На снимке: Антон Кротов: «Здесь живет очень доброжелательный, порядочный, на удивление честный и любознательный народ».

У меня есть замечательное предложение: если кто-то в России голодает, или у вас отключили отопление одним словом, вам холодно и голодно, отрастите бороду и езжайте автостопом в Афганистан.

За что обычно арестовывают? Любое необычное поведение преступление, с точки зрения мента из Африки, Азии или Европы. Но все это ненадолго. Приедет начальник, за ним другой, в конце концов позвонят самому большому начальнику, который скажет: «Вы что, идиоты? Отпустите немедленно». Задержать вас может самый маленький чиновник, но отпустить только самый большой. Есть страны, где вообще не сажают, например Индия, там невозможно никуда посадить, всем на все наплевать.

Общественный транспорт в Афганистане это одно из чудес света. Расскажу об одной из поездок.

На первый взгляд, это был совершенно обычный автобус, разве что в его задней части отсутствовали сиденья, а на полу я обнаружил таинственную надпись на русском языке: «ОБЩЕГО НАЗНАЧЕНИЯ». Что это значит, я узнал несколько позже.

Первые несколько часов все было нормально, мы делали километров по двадцать в час средняя скорость в Афганистане, пока в одной из деревень к нам не подсели несколько пастухов, с ними стадо овец, голов двадцать пять; в другой деревне втащили осла, который, понимая, какая участь его ожидает, долго ворчал и сопротивлялся; в следующей деревне пастухи загнали еще одно стадо; в довершение всего привели пять перепуганных коров и запихнули их в «сложенном состоянии» в багажник.

В итоге наш караван-сарай на колесах состоял из водителя, его помощника, нескольких пастухов, пятидесяти овец, пяти коров, одного осла и одного российского автостопщика. Так мы ехали два дня, с перерывами на ночевку.

Ночью в Афганистане не ездят водители опасаются разбойников. При этом у разбойников существует строгое расписание: они разбойничают исключительно с десяти вечера до двух ночи. Есть ли они на самом деле, я не знаю, мне с ними встретиться не пришлось, но ни один водитель не отважится отправиться в путь в этот отрезок времени. К десяти вечера все съезжают на обочину и устраиваются на ночлег, чтобы через четыре часа проснуться и продолжить путь.

Если вы думаете, что у автомобиля есть конечный срок службы, то глубоко заблуждаетесь. В Афганистане самый настоящий автомобильный рай, автомобили здесь живут вечно.

Сначала иностранные машины, попавшие в Афганистан, подвергаются некоторому «усовершенствованию». У легковушек выдирают крышку багажника, чтобы было удобно сажать людей: людей здесь гораздо больше, чем машин, и всем надо куда-то ехать. Поэтому ездят и внутри, и снаружи, и сверху машин. На крыше легковушки обязательно установлена железная решетка верхний багажник, на котором тоже ездят люди. Если это «Газик» или «Уазик», то посадочными местами служат и фары. И вот какая-нибудь раздолбанная вдрызг горбатая машина, мятая во всех мыслимых и немыслимых местах, осевшая на все четыре колеса, везет довольно шустро по улицам древнего Мазари-Шарифа десять, пятнадцать, а то и все двадцать человек.

А грузовики? Грузовики, как и российские автобусы, транспорт безразмерный: не существует ни одного переполненного до последнего предела грузовика, в который не поместился хотя бы еще один пассажир.

Кому не советую быть в Афганистане, так это российским гаишникам. Они там рискуют получить инфаркт, инсульт и свалиться намертво, окажись кто из них хотя бы на десять минут в центре Мазари-Шарифа или любого другого афганского города.

Если вы думаете, что ваша старая добрая машина отжила свой век, и вы готовы сдать ее в утиль, вспомните об Афганистане и найдите возможность доставить ее в эту удивительную страну, где она будет жить вечно, славить вас и вашу страну.

Афганистан это страна обретенного счастья, где совсем нет криминала. Здесь нет ни бомжей, ни голодающих они встречаются только в отчетах иностранных журналистов, работающих в Афганистане.

Здесь нет войны, но о ней постоянно напоминают мертвые советские танки и бэтээры, тысячами разбросанные по всей стране. В мирной стране военная техника никому не нужна, но чему-то афганцы нашли применение: пустые корпуса бэтээров ставят один на другой, наполняют камнями и превращают в опоры мостов; с танков снимают гусеницы и кладут их на дороги, используя их в качестве «лежачих полицейских»; гильзы от крупных снарядов идут в ход при постройке домов, для перекрытий потолков, укреплений стен...

До сих пор встречаются минные поля, оставшиеся со времен советской оккупации, если вдоль дороги лежат булыжники, окрашенные в красный цвет, значит, здесь палатку ставить нельзя.

Русскому в Афганистане уютно, он постоянно встречает следы деятельности своего народа: самый распространенный грузовой автомобиль на севере Афганистана наш «КамАЗ», из легковых наши же «ВАЗы» и «Волги». На юге страны автомобили те же, но расписаны в разные цвета, с бубенчиками, это уже пакистанское влияние.

В Афганистане я пробыл месяц, за это время объехал почти всю страну по периметру, побывал во многих городах, известных из песен «воинов-интернационалистов»: Кундуз, Мазари-Шариф, Пули-Хумри, Кабул, Газни, Кандагар, Герат, Шибарган... Но никакой ненависти и вообще неприязни к шурави-русским в Афгане не заметил.

На вопрос, откуда я, часто слышал ответ:

О-о-о! Русский! Лет двадцать назад тоже были русские, но это были другие. Мы с ними пух-пух.

А сейчас будете пух-пух?

Нет, зачем?! Вы же нам, наверно, будете дороги помогать строить?

В Афганистане существует два типа денег джумбаши и давляти. Одни правительственные, другие генерала Дустума, которому нужно было чем-то платить армии, а так как правительство денег не давало, он заказал в Москве несколько триллионов точно таких же денег. Хотя внешне они практически неотличимы, стоимость у них разная один к двум. Афганцы их отличают сразу, но иностранцев не обманывают: афганцы не знают, что такое обман. Приходишь на рынок, спрашиваешь: «Сколько стоит арбуз?» Тебе отвечают: «10 тысяч». Ты платишь 10 тысяч и на сдачу получаешь «точно такую» бумажку в 10 тысяч.

Если вам дали миллион джумбаши, можете не пересчитывать все будет точно. Можно спокойно на улице оставить сумку с вещами, с деньгами, пойти чай пить или поспать никто их не возьмет. Даже милиция здесь не занимается вымогательством. За все время пребывания в Афганистане у меня ни разу не открыли сумку, даже когда я сидел в КГБ.

В Афганистане очень строго с нравственностью: здесь не увидишь человека с голыми руками или ногами, это относится не только к женщинам, но и мужчинам. Купаются все одетые; если моются, то намыливаются через халат.

Белая женщина тоже может путешествовать по Афганистану, но желательно, чтоб у нее на голове была косынка, иначе сразу соберется толпа в тысячу человек поглазеть на «голую» женщину. После чего прилетят американцы, подумают, что восстание, и разбомбят всё.

Того Афганистана, что нам показывают по телевизору, в действительности не существует. Нам показывают, что везде ходят люди с автоматами, что стреляют, страна наводнена алькайдистами; везде голод, разруха, повсеместно идет торговля наркотиками (если смотреть только российские новости и не жить в России, тоже подумаешь, что в России только воруют, грабят, стреляют, взрывают и похищают людей). Журналисты заинтересованы показывать несуществующую страну, чтоб им платили больше, чтоб не отсылали из страны.

Конечно, есть в Афганистане и развалины: в Кабуле встречаются целые кварталы, полностью разрушенные бомбордировщиками, они только их и снимают; пройдет какой-нибудь солдат, они его снимут в результате весь мир считает, что там идет война. В реальности Афганистан это совершенно мирная страна, с гостеприимными жителями, с огромными базарами, где очень качественные и дешевые продукты. За месяц мне там только дважды предожили наркотики в Москве чаще предложат. Афганцы народ очень доброжелательный, гостеприимный, работящий, не испорченный западным миром, не мешайте им жить.

Ежегодно российский МИД публикует список стран, не рекомендованных для посещения российскими гражданами. Афганистан уже несколько лет находится в их числе, но для стопщиков это лучшая рекомендация.

Как-то разговаривал с одним поляком-стопщиком, объездившим практически весь мир, так он говорил: «Во всем мире осталось только три места, куда стоит ездить, это Черная Африка, ваша Сибирь и Афганистан». Все остальные страны испорчены массовым туризмом, и там делать нечего. Интересно быть в тех странах, где не привыкли ждать белого мистера с большими карманами. Ехать нужно туда, куда хочется. Я, например, ни разу не был в буржуазной Европе, меня туда не тянет. Я даже телевизор выключаю, если ее показывают.

Гренландия вот единственная страна, еще не открытая автостопщиками.

В мире полно добрых людей, готовых вас накормить, предоставить кров. В Афганистане, например, в меня ребенок кидал лепешками правда, он этими же лепешками кидал и в проходившие мимо машины гуманитарной помощи.

На ослах мы, как правило, не путешествуем. Не существует пока транзитных ослов они ходят на малые расстояния, только от дома до речки и обратно. На верблюдах, честно признаюсь, еще не приходилось долго путешествовать. Хотя караваны в Афганистане встречаются постоянно: идет «КамАЗ», а навстречу ему караван верблюдов. По афганскому календарю сейчас 1381 год, и действительно порой ощущение такое, что ты вернулся в средневековье.

Иногда пользуюсь услугами железной дороги, но в Афганистане это проблематично. Там всего шесть километров железных дорог на всю страну.

Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4432, 21 ноября 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...