СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

 

Трудная жизнь центристов

Прошлая неделя в Думе была испытанием для думского большинства

Тайное голосование

27 ноября депутаты попытались избрать думских представителей в Национальный банковский совет (НБС). По новому закону о Центробанке, принятому прошлым летом, НБС обладает довольно существенными функциями например, назначает аудитора ЦБ, утверждает сумму расходов на собственное содержание банка и т.п., поэтому желающих было много. На три положенных Думе места претендовали шесть кандидатов: Анатолий Аксаков («Народный депутат»), Сергей Глазьев (КПРФ), Михаил Задорнов («Яблоко»), Павел Медведев (ОВР), Владислав Резник («Единство»), Мартин Шаккум («Регионы России»). Профильные комитеты банковский (председатель Валерий Зубов, «Народный депутат») и бюджетный (председатель Александр Жуков, «Регионы России»), промучавшись три месяца, не смогли согласовать кандидатов. У бюджетных фаворитами оказались Резник, Задорнов и Медведев, а у банковских Задорнов, Медведев и Аксаков. Существенным моментом было то, что банковский комитет прокатил Резника, хоть тот член «правящей партии» и зампред бюджетного комитета. Причина сомнительная деловая репутация Резника, человека с богатой биографией и большим опытом руководства страховыми компаниями.

Депутаты решили голосовать тайно, несмотря на отчаянные призывы главного «народного депутата» Геннадия Райкова не делать этого. В результате тайного мягкого рейтингового голосования (когда голосуют за всех кандидатов по очереди, а результаты показывают в самом конце) необходимое для избрания число голосов (больше 226-ти) получил Павел Медведев (ОВР). Второе место занял Аксаков (215 голосов), третье коммунист Глазьев (198), четвертое Резник (182), пятое Задорнов (172). Таким образом, два думских места в НБС остались незаполненными. Понукаемая председателем бюджетного комитета Александром Жуковым, Дума второй раз провела тайное мягкое рейтинговое голосование среди пяти оставшихся кандидатов. Голоса сторонников жесткого голосования за фаворитов Аксакова и Глазьева были подавлены. По результатам второго мягкого голосования никого избрать не удалось. Впереди оказался Аксаков (222 голоса), за ним Резник (199) и Глазьев (195). К этому моменту наблюдателям стало ясно, что сегодня избрать уже никого не удастся, но участники процесса этого еще не осознали, поэтому Жуков провел третье тайное голосование, на этот раз жесткое (когда результат показывают сразу после каждого голосования). На этот раз Аксаков получил 207 голосов, Глазьев 194, Задорнов 171, Резник 162 (и 163 против). После этого неугомонный Райков попробовал заставить коллег отменить неприятные для Резника результаты жесткого голосования (отменили) и проголосовать «Аксакова и Резника в связке» (не вышло), но это уже было в пользу бедных. Заполнение оставшихся в НБС думских мест пришлось отложить до декабря. История борьбы вокруг них показала, во-первых, что кадровый вопрос расколол думское большинство, во-вторых, что тайное голосование многое делает явным.

Жилкомхоз

В тот же день депутаты обсуждали поправки к закону «Об основах федеральной жилищной политики», которые почему-то принято называть «жилищно-коммунальной реформой». Суть реформы в общем сводится к тому, что с потребителей жилищно-коммунальных услуг будут брать гораздо больше денег, чем сейчас, число льготников значительно сократится, а порядок предоставления субсидий изменят так, чтобы получить их смогли только самые упрямые.

Понятно, что правительство заинтересовано в том, чтобы дать жилищно-коммунальным монополистам самим устанавливать цены «в соответствии с себестоимостью». Понятно также, что любому отдельно взятому рационально мыслящему депутату чрезвычайно сложно всего за год до выборов голосовать за такой явно вредный для населения закон. Поэтому у законопроекта возникли проблемы. Несмотря на то, что только официальное думское большинство четырех «центристских» фракций (не считая преданной без лести ЛДПР и обычно поддерживающей правительственные реформы фракции СПС) составляет 234 человека, поправки провалились, набрав 221 голос. Солидарно «за» проголосовали «Единство», ОВР и ЛДПР; в «Регионах России» и «Народном депутате» законопроект поддержала ровно половина депутатов, в СПС две трети. Таким образом, центристы-одномандатники (из которых состоят группы «Регионы» и «Нардеп») успешно торпедировали инициативу правительства.

Правительство, однако, не сдалось, и к следующему пленарному заседанию диспозиция изменилась. Председатель депутатской группы «Народный депутат» Геннадий Райков предложил, во-первых, внести жилищно-коммунальный законопроект в повестку дня, во-вторых, рассматривать вопрос без обсуждения. Думское большинство согласилось с Райковым и приняло законопроект в первом чтении: 246 голосов «за». Прохождение закона обеспечили дисциплинированно голосовавшие «Нардеп» и СПС. «Нардепы» поддержали закон в обмен на льготы по оплате жилья для сельских учителей; правые из принципа.

Свободу сенаторам!

29 ноября, перед тем как разъехаться по округам, депутаты решили неотложный вопрос, связанный со статусом членов Совета Федерации, в просторечии «сенаторов». Напомним, что после реформы СФ превратился в странноватое учреждение, половину членов которого назначают губернаторы, а вторую избирают местные законодательные собрания. Значит, и отозвать члена СФ имеют право те, кто его назначил (избрал). Такая ситуация устраивает не всех: сенатор очень уж зависит от воли пославших его региональных властей.

В связи с этим в Думе собралось целых три варианта поправок к закону о статусе члена Совета Федерации, которые были направлены на расширение сенаторских свобод. Из этих трех законопроектов два авторства Сахалинской областной думы и двух членов фракции СПС (Бориса Надеждина и Вадима Бондаря) были явными аутсайдерами. Третий же был внесен за подписями центристов Олега Уткина, Николая Шаклеина, Валерия Гребенникова и Алексея Винидиктова, а написан, по уверениям коммунистов, в администрации президента. Закон вызвал бурную реакцию и у думских левых, и у думских правых. Коммунист Анатолий Лукьянов заявил, что цель поправок в том, чтобы сделать членов СФ послушным орудием президента и правительства. Депутат из фракции СПС Борис Надеждин назвал закон безумием.

Действительно, в предложенных центристами поправках написано, например, что Совет Федерации сам может инициировать отзыв своего члена этакий самоформирующийся парламент. Кроме того, в нем есть следующая очаровательная статья:

«Член СФ вправе не исполнять поручения избравшего (назначившего) его органа по одобрению федеральных законов, относящихся к предметам совместного ведения РФ и субъектов РФ (в остальных случаях он и так может голосовать вопреки воле пославших его. Е.М.) в случае, если в отношении указанных законов в официальных отзывах президента РФ, правительства РФ и ответственных комитета, комиссии СФ дается оценка их несоответствия конституции РФ, федеральным конституционным законам и федеральным законам».

Перевод: сенатору законодательно рекомендуют голосовать так, как считает нужным исполнительная власть. Как заметил Борис Надеждин: «Я понимаю, что многие именно так и голосуют, но зачем же об этом в законе писать!»

С первого раза законопроект не добрал четырех голосов, но координаторы центристских фракций напряглись, и со второго раза у них вышло 232 голоса. Скорее всего, ко второму чтению текст будет сильно переработан, потому что в нынешнем виде, я думаю, президент постыдится его подписывать.

ЕКАТЕРИНА МИХАЙЛОВСКАЯ


Москва



©   "Русская мысль", Париж,
N 4434, 5 декабря 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...