РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

«Хороших людей на свете
больше, чем плохих»

Асланбек Донбаев, его питомцы и их друзья

...Какой все-таки скверной должна быть ситуация, если способна вывести из себя такого человека, как Асланбек Домбаев. Обычно то, что он не в духе, можно определить сразу: в эти редкие минуты он не улыбается, как-то по-особому реагирует на внешние раздражители, больше молчит, погрузившись в свой внутренний мир. Он словно борется с самим собой, стараясь отодвинуть в сторону неприятную ситуацию и окончательно забыть о ней. И тогда перед вами предстает другой, временно другой человек.

А случилось вот что. Где-то дней за десять до наступления Нового года руководителям школ Чеченской Республики было объявлено, что 28 декабря всем им надлежит прибыть в село Знаменское, чтобы получить детские новогодние подарки. Из Нальчика, где сейчас находятся воспитанники грозненской школы-интерната N2, отправился и ее директор Асланбек Домбаев. Проделав путь в 200 километров по скользким заснеженным дорогам, он вынужден был вернуться ни с чем. Всем прибывшим в село Знаменское руководителям школ объявили: «Подарков не будет».

А дальше последовали совершенно немыслимые объяснения: якобы детские подарки пропали прямо с самолета и попали в руки не то военных, не то гражданских лиц. Но слышать это Асланбеку Азиевичу уже не хотелось. Ясно было одно: подарков для его питомцев не будет. Он мысленно пытался сформулировать объяснение, с которым должен предстать перед детьми. Ведь они знали, зачем их директор спозаранку уехал в Чечню. Поэтому ребята (среди них немало круглых сирот) с нетерпением ждали новогодних сюрпризов.

Я тоже когда-то училась у Асланбека Домбаева. Это было много лет назад, в бытность его директором сельской школы в Шатойском районе. Помню, он любил повторять: «Хороших людей на свете больше, чем плохих». Тогда, накануне Нового года, пытаясь заполнить затянувшуюся паузу в нашем разговоре, спросила:

Выходит, Асланбек Азиевич, плохих людей на свете все-таки больше?

Ни в коем случае!

Он оживился, сверкнул стеклами очков. К нему тут же вернулась манера говорить назидательно, вернулись особые, присущие лишь ему жесты потомственного аристократа.

Ни в коем случае! - повторил он. А потом: Хочешь, приведу примеры?

Пример первый

Директором грозненской школы-интерната N2 Асланбек Домбаев стал в 1978 году. Это был период, когда откровенно убогие детские дома повсюду стали именовать на новый лад: школы-интернаты для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. По долгу службы Домбаеву приходилось бывать в разных регионах бывшего СССР.

Это произошло в середине 80-х. Однажды Асланбек Азиевич поехал в Евпаторию, чтобы забрать из санатория своих воспитанников. И вот он вместе с детьми приезжает в Симферополь, чтобы уже отсюда улететь в Грозный. Но билетов в кассе не оказалось. Стоит он в окружении приунывших детишек и пытается сообразить, как быть дальше: детей нужно накормить, позаботиться о ночлеге...

Вдруг почувствовал, что кто-то на него смотрит. Обернувшись, видит респектабельного, приятной внешности молодого человека.

Вы Асланбек Домбаев? - спросил молодой человек и, не дожидаясь ответа, обнял его.

Асланбек Азиевич начал лихорадочно соображать, кто бы это мог быть. Несомненно, это его ученик. Но кто?

А тот напоминает: учился в Алхан-Кале, когда Домбаев там был директором школы. В памяти сразу же возник образ всегда аккуратного, прилежного, Абубакар Арсамаковна редкость исполнительного мальчика...
   Помощь от Абубакара Арсамакова, президента Московского индустриального банка (на снимке), последовала незамедлительно

Таких учеников забывать нельзя, потому что он с детских лет был особым ребенком. Он выделялся среди остальных детей своим обликом, хорошими манерами, говорит Домбаев. Это был мой воспитанник Абубакар Арсамаков.

Первое, о чем спросил Абубакар у Домбаева: как он здесь оказался? Узнав о возникших трудностях, сказал:

Подождите меня здесь, я сейчас...

Вернувшись через некоторое время, сообщил:

Не волнуйтесь, проблема уже решена. Мы летим домой. Я тоже взял билет на Грозный, хотя должен был лететь в Москву. Но мне очень хочется побыть с вами, поговорить. И с мамой заодно увижусь...

Сели в самолет. После набора высоты стюардесса, как водится, выкатила в салон тележку со всевозможными сладостями. Естественно, глаза у детишек загорелись, но как им сделать знак, чтобы проявили сдержанность? Заметив настроение детей и строгий взгляд директора, Абубакар обратился к стюардессе:

Пусть дети возьмут всё что хотят.

Ребятишки в одно мгновение опустошили тележку. Стюардесса вернулась с новой порцией сладостей, которые постигла та же участь. Время пролетело очень быстро. Когда самолет пошел на посадку, Абубакар поинтересовался:

А как вы доберетесь домой?

Нас будет встречать автобус. Не беспокойся, Абубакар...

За ними действительно должен был прийти автобус, но не прибыл. Асланбеку Азиевичу не хотелось обременять бывшего ученика еще одной заботой. Но тот не уходил. Пройдя на стоянку такси, не торопился сесть в машину.

Видя эту картину, Домбаев решил увести детей за угол здания аэропорта, но тут к остановке автобуса подкатил микроавтобус, и его водитель прямиком направился к Домбаеву:

Это дети из второго интерната? Садитесь в машину. Куда вас отвезти?

Такой была первая неожиданная встреча учителя с учеником.

Спустя еще четырнадцать лет они снова встретились.

Я знал, что Абубакар работает в Москве, слышал, что он преуспевает. И при всем этом умудряется оставаться скромным, доступным, ориентированным на добро человеком. Расскажу вам еще об одной нашей встрече. И вы поймете, почему я заговорил о его доброте, его скромности, говорит Домбаев.

Это было глубокой осенью 1999 года. Тогда Асланбеку Азиевичу удалось вывезти из-под бомбежек 59 детей-сирот и 19 сотрудников интерната. Их разместили в летних пионерских лагерях станицы Троицкой в Ингушетии. Было еще тепло, и дети выезжали из Грозного в летней одежде. К осенним холодам, наступившим в конце октября, коллектив не был готов. Дети сильно мерзли, вдобавок пища была скудной, и ребятишки таяли на глазах. Все вокруг словно забыли о существовании интерната. Обращения директора в разные инстанции завершались пустыми обещаниями. К началу ноября его воспитанники в прямом смысле слова погибали от холода и голода.

И тут Домбаев предпринял отчаянную попытку решить вопрос в Москве. Он срочно выехал в столицу и обратился в министерство образования РФ. Асланбек Азиевич надеялся, что здесь обязательно откликнутся на детскую беду и окажут помощь в приобретении одежды, а также в определении ребят в Троицкую среднюю школу. Неожиданно на приеме у заместителя министра Елены Евгеньевны Чепурных прозвучало имя Абубакара Арсамакова. Оказывается, он много раз помогал министерству образования.

Асланбек Азиевич решил позвонить своему бывшему ученику.

Мне было неловко идти к нему с нашими проблемами, ведь он очень занятой человек, признаётся Домбаев, но ситуация вынуждала.

Ответ Арсамакова последовал немедленно:

Не откладывая, приезжайте ко мне на работу. Я очень хочу вас видеть.

К тому времени Абубакар Арсамаков уже был президентом Московского индустриального банка. Сегодня это крупная фигура в среде российского делового мира. Радушие, неподдельный интерес к судьбе детей-сирот таким был прием, устроенный учеником своему учителю.

Помощь последовала немедленно. На средства, выделенные Арсамаковым, коллектив интерната приобрел для детей зимнюю одежду, обувь, школьные принадлежности... У ребят появились настольные игры. Поскольку на протяжении нескольких месяцев дети жили впроголодь, Асланбек Азиевич, вернувшись в Троицкую, распорядился закупить больше мяса и приготовить для детей вкусную домашнюю еду. А потом, как рассказывали сотрудники школы-интерната, зашел в столовую и с удовольствием наблюдал, как дети едят, и радовался, когда они просили добавки.

Пример второй

О том, как коллектив грозненской школы-интерната N2 в течение четырех месяцев гостил в Израиле, написано довольно много, в том числе и в центральной прессе. Но Асланбек Азиевич не устает об этом рассказывать.

Однажды в станицу Троицкую наведались иностранные журналисты. В беседе с коллективом интерната среди множества вопросов был задан и такой:

У вас здесь только чеченские дети?

Нет, почему же? У нас есть русские, ингуши, украинцы... Есть даже одна еврейка, ответили сотрудники интерната.

Через полмесяца в станицу наведались представители «Сохнута». Их интересовала еврейская девочка Наташа Сучкова, которая с ясельного возраста воспитывалась в грозненской школе-интернате. А так как здесь не принято обращать внимание на принадлежность ребенка к той или иной национальности, директор школы и не счел нужным рассказать девочке об этом. Да и повода для этого не было.

Повод представился самым неожиданным образом. В душе Асланбек Азиевич даже обрадовался, когда Наташе было предложено вернуться на свою историческую родину. В Троицкой коллективу интерната приходилось очень непросто, поэтому директор был рад возможности отправить воспитанницу туда, где она сможет жить в нормальных условиях.

Но девочка, не мыслившая жизни без своей интернатской семьи, категорически отказалась уехать в Израиль. Даже после того как съездила в Пятигорск, побывала в условиях семейного очага, в тепле и достатке, Наташа не переставала тосковать по своей, как она считала, настоящей семье. Там оставались ее друзья детства, любимые учителя, директор школы, который всегда был для нее вместо отца. Вот тогда и последовало приглашение поехать в Израиль всем коллективом интерната. А это 52 воспитанника и воспитатели со своими семьями...

Подготовить такое количество людей для поездки за рубеж дело очень сложное: нужны загранпаспорта, визы, всевозможные бумаги, связанные с опекунством... Тут

тоже не обошлось без помощи Абубакара Арсамакова.

Четыре месяца, проведенные в атмосфере внимания и Домбаев и Пшемаходоброты, запомнились детям на всю жизнь. Было много интересных поездок и экскурсий. За это время они приобрели здесь множество друзей.
   На снимке: Асланбек Домбаев (слева) и Шоген Пшемахо, мэр черкесского поселения Кфмар-Кама в Израиле.

Во время их пребывания в летнем молодежном лагере «Адасса наурим» сюда часто приезжали гости, среди которых были представители вайнахской и черкесской диаспор из Иордании и Сирии. Встретил здесь Асланбек Азиевич и свою бывшую воспитанницу, ныне репатриантку Раю Худайнатову, которая до отъезда в Израиль продолжала в Грозном дело своего педагога.

Асланбек Азиевич и его жена Роза (она работает в интернате психологом) встретили здесь и других своих земляков медсестру Серафиму Исаевну Ягудаеву и друга семьи, в прошлом инспектора министерства образования Чечено-Ингушской АССР Владимира Михайловича Гидельзона.

Жест, некогда сделанный Абубакаром Арсамаковым, повторили и местные спонсоры: пригласив ребят в магазин, они предложили им взять все, что им по душе. Но дети, хорошо усвоившие уроки своего директора, повели себя очень сдержанно, выбрав только по одной, особенно понравившейся вещи. Директор при этом был очень горд и доволен.

В конце поездки всему коллективу школы-интерната было предложено остаться в Израиле еще на некоторое время, но реакция детей была единодушной: «Домой! Едем домой!»

Это было незабываемое время. И пусть кто-нибудь скажет мне, что хороших людей меньше, чем плохих.

Асланбек Азиевич смотрит на меня испытующе. Воспользовавшись паузой, добавляет:

А здесь, в Нальчике, разве мало хороших людей?

Пример третий

После возвращения из Израиля воспитанники школы-интерната временно поселились в нальчикском санатории «Эльбрус». Асланбек Азиевич с благодарностью говорит о его директоре Владимире Ивановиче Моисееве, обо всем персонале санатория. Помня, что родители многих детей погибли во время войны, все они очень тепло относятся к воспитанникам школы-интерната. Стараются разнообразить их питание, создать хотя бы минимальный уют в помещениях, помогли приобрести канцелярские товары, а на днях устроили поход в цирк.

Большое внимание уделяется учебе детей из Чечни. В этом учебном году руководство санатория «Эльбрус» по своей личной инициативе обеспечило их учебниками и другими школьными принадлежностями, каждому питомцу интерната приобрели одежду и обувь.

Педагоги средней школы N8 города Нальчика, где обучаются чеченские дети, тоже во всем поддерживают Асланбека Домбаева. Учителя прекрасно понимают, что это особые дети, что у многих из них вследствие шока, полученного во время войны, нарушена психика. Поэтому взрослые стараются отогреть их сердца добром и заботой.

Всегда радует, когда сталкиваешься с проявлениями гуманизма в отношении такой незащищенной части населения, как дети-сироты. Но вот поразительный факт: с осени 1999 г. на нужды школы-интерната N2 из бюджета Чеченской Республики не выделено ни рубля. (В настоящее время все-таки решается вопрос с ремонтом здания интерната в Грозном силами иностранной благотворительной организации Датского совета по беженцам). Уже третий год подвижник чеченской педагогики Асланбек Азиевич Домбаев в одиночку бьется над тем, чтобы облегчить жизнь своих воспитанников-сирот. Но проблемы, к сожалению, только накапливаются: не так давно в Грозном вооруженные люди в масках отобрали у него машину, принадлежащую интернату...

На первый взгляд интернатские дети устроены неплохо по сравнению с другими сверстниками, но их пребывание в соседней республике тоже временное. Уже сейчас всем сообща, в том числе работникам министерства образования Чечни, следует серьезно задуматься о дальнейшей судьбе детей-сирот. Если даже интересы детей, опекаемых таким энтузиастом, как Домбаев, часто остаются ущемленными, то что же можно сказать об участи тысяч ребят, прозябающих в палаточных городках Чечни и Ингушетии?

И все же очень хочется верить, что на свете хороших людей больше, чем плохих.

ТАМАРА ЧАГАЕВА


Нальчик



©   "Русская мысль", Париж,
N 4434, 5 декабря 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...