РОССИЯ СЕГОДНЯ

 

Чечня после «Норд-Оста»

Что происходило в республике
в эти последние полтора месяца

«Зачистки»,
обстрелы, убийства,
похищения, пытки

Вечером 30 октября закончилась пятидневная «зачистка» в селе Чечен-Аул Грозненского района. Военные блокировали село в 3 часа ночи 26 октября. Вскоре были задержаны братья Иса и Исмаил Гайсумовы, а в 6 часов утра их изуродованные, со множеством следов от пуль, трупы были найдены на окраине села у мусорной свалки.

Военные также угрожали главе администрации села Сайпуди Цицаеву. Так, один из рядовых, подозвав его к себе, пообещал, что ему недолго осталось занимать должность главы администрации.

21 ноября в Урус-Мартане возле своего дома убит российскими военнослужащими 17-летний Руслан Яндаров, сын бывшего главы администрации Урус-Мартановского района Али Яндарова. Расстреляв беззащитного парня, военные ушли с места преступления.

А в ночь на 30 ноября в Алхан-Кале была убита бывшая глава администрации села Малика Умажева. Четверо вооруженных военнослужащих в камуфляжной форме ворвались в ее дом в полночь и потребовали выдать им ваххабитов. Всем находившимся в доме было приказано лечь на пол, после чего начался обыск. Затем, посветив фонарем на женщин, военные указали на Малику и приказали ей идти с ними осмотреть сарай. Находившаяся в доме племянница Малики Умажевой Петимат стала просить, чтобы ее не уводили, но ей пообещали, что с Маликой ничего не случится. Через некоторое время раздались выстрелы. Сбежавшиеся соседи увидели труп Малики, а также удалявшиеся бронетранспортер и автомобиль УАЗ. За четыре дня до убийства, по словам Петимат, к ним приходили российские военнослужащие, предложившие Малике Умажевой пройти с ними, чтобы опознать нескольких «ваххабитов», убитых в Алхан-Кале. Малика отказалась пойти, так как на тот момент больше не была главой администрации.
   На снимке: Действительность в Чечне мало изменилась: «зачистки», похищения, пытки...
Фото Дмитрия Белякова.

Малика Абумуслимовна Умажева стала главой администрации в июне прошлого года. Ей не раз угрожали, но она все равно не боялась встречаться с журналистами и рассказывать им о происходящем в Чечне.

3 ноября вблизи главной военной базы федеральных сил в Ханкале был сбит военный вертолет. В ответ на диверсию российские военные провели по приказу командира 42-й дивизии полковника Макаревича «акцию возмездия», взорвав на следующий день в Грозном три жилых блочных пятиэтажных дома, откуда якобы был произведен роковой выстрел. Жителей вышвырнули на улицу, не дав даже вынести мебель. Во взорванных домах проживали местные жители и вернувшиеся из Ингушетии беженцы.

16 ноября проведена очередная «зачистка» в селе Долинское Грозненского района, Вместе с российскими военными в ней участвовали представители местных силовых структур. Задержаны и увезены в неизвестном направлении 20 человек, в основном молодые люди.

28 ноября прошла «зачистка» в селе Мескер-Юрт Шалинского района. Селение было полностью блокировано, танки и бронетранспортеры вошли в село и взяли под контроль перекрестки улиц. Последняя масштабная «зачистка» Мескер-Юрта проходила с 21 мая по 11 июня этого года, когда российские военные убили не менее 25 жителей села и похитили 20 человек, которые до сих пор считаются без вести пропавшими.

10 ноября федеральные силы обстреляли поля государственных хозяйств между Сержень-Юртом и Шали. Артиллерийский обстрел велся на протяжении 15-20 минут.

В тот же день житель Сержень-Юрта Хусейн Решедов выехал на пастбище в поисках скота, пропавшего во время обстрела. Его остановили представители федеральных сил и, обвинив в попытке заложить взрывное устройство, бросили в БТР и увезли в неизвестном направлении, заодно конфисковав КамАЗ личную собственность Решедова. После долгих поисков родственникам пропавшего удалось установить, что он находится в расположении российской воинской части, расквартированной рядом с селением Автуры Шалинского района, где был подвергнут пыткам электрическим током. Военные требовали назвать фамилии боевиков и сочувствующих им жителей села, а также тех, у кого имеется оружие. 12 ноября благодаря усилиям администрации и жителей села задержанный был освобожден.

Жители Чечни ведут чаще всего, безуспешные поиски своих родных, «пропавших без вести». Вот несколько случаев, ставших известными в последнее время.

В Урус-Мартане в ночь на 7 ноября был похищен 22-летний Сайди Малсагов. Около 30 военнослужащих окружили дом Малсаговых, несколько человек ворвались внутрь. Не представившись и не показав никаких документов, военные с криками «Не двигаться!» и «Стоять!» разделили семью на несколько групп и заперли их в разных комнатах. Затем Сайди вывели на улицу и увезли с собой.

В селе Братское Надтеречного района в ночь на 11 ноября похищены Руслан Бамбатиев (1950 г.р.) и Мусайб Альбеков, 60-65 лет. Российские военные прибыли к дому Бамбатиевых на двух автомашинах «УАЗ» с замазанными грязью номерами. Подняв с постели спящего Руслана, они насильно усадили его в одну из автомашин и уехали в неизвестном направлении. Альбекова похитители разбудили и, получив утвердительный ответ на вопрос: «Ты Альбеков?» скрутили ему руки и вывели из дома, затем увезли в неизвестное место.

7 ноября в 150 м от поста ГАИ в пригороде Грозного поселке Черноречье найдены четыре обезображенных трупа (один обезглавленный). По словам очевидцев, на всех телах есть следы пыток. Погибшие опознаны. Двое из них, братья Али и Ризван Хамаевы, были задержаны 5 ноября на блокпосту на выезде из другого пригорода чеченской столицы поселка Кирова, где в тот день проходила «зачистка».

18 ноября республиканское телевидение транслировало правительственное заседание, на котором присутствовали глава администрации ЧР Ахмад Кадыров, российский министр по делам Чеченской республики Станислав Ильясов, вновь назначенный глава правительства ЧР Михаил Бабич и главы администраций всех районов республики. Одним из основных вопросов, вынесенных на обсуждение, стал вопрос о положении в республике.

Пожалуй, впервые действия федеральных войск получили столь резкую оценку. Главы районных администраций заявили о причастности российских спецслужб к многочисленным случаям насильственных исчезновений граждан, несанкционированным обыскам и задержаниям, взрывам жилых домов, грабежам и разбоям. Шамиль Бураев, глава администрации Ачхой-Мартановского района, отметил, что жители его района больше боятся федеральных войск, нежели боевиков.

Ахмад Кадыров и Михаил Бабич выглядели беспомощными и удрученными. Подводя итоги обсуждения, глава администрации ЧР заявил, что военнослужащие федеральных сил ведут братоубийственную войну и фактически уничтожают целую нацию.

Положение беженцев

В последние полтора месяца МВД и миграционные службы России и Ингушетии и комитет по возвращению беженцев при администрации Ахмада Кадырова усилили меры по «добровольно-принудительному» возвращению чеченских беженцев.

Заместители глав районных администраций Чечни, прибывшие в конце октября в палаточный лагерь «Барт» около ингушского города Карабулак, потребовали от беженцев немедленно возвращаться домой. По словам чиновников, к 15 декабря этого года палаточные лагеря будут ликвидированы, а до этого в них отключат электричество и газ. Возвратившимся обещают организовать частичное восстановление домов, а также выплачивать суточные в размере 20 рублей (14 рублей за временное жилье и 6 рублей на хлеб).

Но беженцы категорически отказываются возвращаться в Чечню прежде всего из опасений артобстрелов и «зачисток», сопровождающихся внесудебными казнями, пытками и похищениями людей. Если военные уйдут из Чечни, люди готовы вернуться.

В «Барте» уже больше двух лет живет семья Висы Кунгаева отца 18-летней Эльзы Кунгаевой, убитой в марте 2000 г. командиром танкового полка Будановым. Вся семья отказывается возвращаться домой в связи с болезнями сестер и братьев Эльзы, на глазах которых она была похищена. Кроме того, семья боится стать объектом мести сослуживцев находящегося за решеткой убийцы.

«Лагерь "Барт", пишут корреспонденты «Примы» Татьяна Ставицкая и Лейла Лилиева, находится в низине, и множество серых палаток хорошо видны с дороги, ведущей из Назрани в Карабулак. Убогий быт беженцев впечатляет: бетонированные полы в палатках; дыры в брезентовых "стенах", через которые гуляет ветер; газовые трубы отопления и электричество, проведенные при полном игнорировании всех правил техники безопасности, и т.д. ...большинство более 100 тысяч беженцев живут в частном секторе, ютясь по 7-10 человек в одной комнате в ингушских домах, и только около 20 тысяч самых бедных остаются в палатках».

К началу декабря палаточный городок в Аки-Юрте был практически разобран: из 80 палаток осталось 18. Сотрудники управления по делам миграции Ингушетии рвут и режут ветхие пристанища беженцев. Журналистов к лагерю не подпускают, запрещают даже фотографировать.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4435, 12 декабря 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...