МИР ЗА НЕДЕЛЮ

 

Турецкий марш на месте

Турция была особым гостем на встрече в Копенгагене званым, да не избранным. Радость встречи, правда, оказалась омрачена ее претензиями и требованиями назвать дату вхождения страны в ЕС на правах полноправного члена. Однако прежде, чем государственные и правительственные лидеры сели за стол переговоров обсудить требования Анкары, премьер-министр Дании предостерег турок от сильных проявлений недовольства, если их требование не будет выполнено. Он подчеркнул, что дальнейшее отношение Евросоюза к Турции во многом будет зависеть от ее реакции в ближайшие недели.

13 декабря оглашено решение: ЕС откладывает рассмотрение вопроса о приеме Турции на 2004 год. Премьер-министр Турции Абдулла Гюль и руководитель правительственной партии Риджеп Эрдоган расценили решение как несправедливое и предвзятое. Но так ли это?

Любая страна, желающая вступить в ЕС, в первую очередь должна отвечать «копенгагенским критериям», принятым советом ЕС в июне 1993 г.: соблюдение прав человека, работающая рыночная экономика и надежная судебная система. Каждый год комиссия ЕС оценивает, как далеко продвинулась в этих областях страна-заявительница.

Следующая «зачетная сессия» будет в октябре 2003 г., и если к этому времени положение в Турции будет соответствовать «копенгагенским критериям», то она может немедленно приступать к работе по процессу вступления в таком же порядке, как и другие. На первый взгляд создается впечатление, что Турция и не нуждалась в конкретной дате, которой она с таким упорством домогалась в Копенгагене. Но почему тогда перенос вопроса о ее вступлении в ЕС на 2004 г. вызвал такие сильные чувства? Причины две престиж и страх.

Турецкие руководители Гюль и Эрдаган прекрасно понимали, что их возвращение с подписанным соглашением в одночасье укрепило бы популярность недавно избранного правительства. С другой стороны, они осознают, что вступление Турции в ЕС во многом зависит от политического желания членов Евросоюза принять ее в свои ряды. Речь идет о стране с многочисленным бедным мусульманским населением и к тому же расположенной преимущественно в Азии. Турции далеко еще до решения проблем курдского меньшинства, ее судебная система коррумпирована, допрос с «пристрастием», по данным «Международной Амнистии», продолжает оставаться в большой моде в турецких тюрьмах, а турецкие войска стоят в северной части Кипра...

Все это было принято во внимание лидерами 15 стран ЕС, и Анкаре дали понять, что пока шансов на вступление мало. Турки понимают, что в ближайшее время их шансы не увеличатся скорее наоборот. Согласно статистике, к 2013 г. население Турции будет насчитывать 90 млн. человек. В случае ее вступления в ЕС она станет страной-членом с самым большим населением (сегодня это ФРГ) со всеми вытекающими отсюда правами и привилегиями. Мало какому европейскому политику улыбается такоя перспектива...

В процессе переговоров турецкие лидеры не раз указывали на дискриминацию их страны. Так, например, Эрдоган отметил «двойные стандарты» ЕС по отношению к кандидатам: в то время как «курдский вопрос» в Турции всегда выносится на первый план, все «забывают» о том, что в Эстонии живет миллион русских, у которых нет полных гражданских прав. Руководитель турецкой правящей партии также напомнил, что почти 6 млн. цыган в большинстве стран-кандидатов остаются гражданами второго сорта. Но на все эти аргументы звучал один и тот же ответ А.Ф.Расмуссена: «Турция будет приглашена, как только выполнит необходимые условия. Это объективные требования, которые ни для кого не могут быть отменены».

Следует отметить, что у Анкары был сильный союзник. 13 декабря президент США Джордж Буш звонил многим европейским лидерам, в том числе и А.Ф.Расмуссену, подчеркивая важность вступления Турции в Евросоюз как можно скорее. В Копенгагене это было принято с раздражением: уже давно европейцы подозревают Вашингтон в желании «разжижить» Евросоюз и сделать его недееспособным.

Нет никакого сомнения, что Турция может стать самым трудным новым членом в европейской семье, ожидающей существенного прибавления в ближайшие два года. Но, с другой стороны, бедная, изолированная, отвергнутая, выставленная за порог, Турция может оказаться не просто проблемой, но поистине кошмаром. На чьем плече она будет искать утешения, в союзе с кем компенсировать перенесенную обиду? Станет ли она проводником американской супервласти в регионе или повернется лицом к Ираку и надолго превратится в источник потенциальной опасности для соседних стран?

Е.Т.


Копенгаген



©   "Русская мысль", Париж,
N 4436, 19 декабря 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...