АСПЕКТЫ СОВРЕМЕННОГО МИРА

 

Побег с Балканского полуострова

Словения небольшая страна больших возможностей

Страна,
которой повезло

17 июля 1997 г. Словения начала новый этап не только своей внешней политики, но и идеологического восприятия своего места как в Центральной Европе, так и на Балканском полуострове. В этот день, как любят говорить словенские журналисты, Словения оказалась в «прихожей Евросоюза», завершив свой семилетний побег с Балканского полуострова. Спустя полгода эта маленькая пост-югославская республика начала официальные переговоры о вступлении в ЕС.

Никто, побывавший хоть раз в этой стране, не должен был удивиться, ибо Словения это страна, где на каждом углу видны порядок, организованность, прагматизм в мышлении и работе. Это страна, которая всегда была больше занята своими внутренними, прежде всего хозяйственными, проблемами, нежели югославским конфликтом.

Семь лет на пути к переговорам с ЕС это такие достижения, как значительное сокращение внутренней и внешней задолженности, снижение инфляции, повышение уровня жизни. Но эти достижения результат не только семи лет словенской независимости. Корни успеха следует искать в югославском прошлом, когда Словения, где проживало чуть больше 8% населения всей югославской федерации, приносила более 18% годового государственного дохода Югославии. Безработица была в пять раз ниже, чем средние югославские показатели, каждая пятая фирма была частной, рынок контролировался республиканской властью лишь в самых стратегических областях экономики.

Правда, если первые места среди внешнеторговых партнеров Словении занимали Германия и Италия и только за ними шли страны Восточной Европы, то все же около 60% всех товаров Словения продавала на внутреннем югославском рынке. Распад Югославии, давший Словении независимость, отнял существенную, даже критическую часть ее экономического благосостояния, и сразу стали ощутимыми снижение производства и рост безработицы (13,5-15%).

И все же, приступая к переговорам с Брюсселем, Словения была единственной пост-югославской страной, где уровень жизни был по крайней мере таким, как до распада Югославии, но при этом самым высоким среди всех стран-кандидатов из Центральной и Восточной Европы. Средняя зарплата составляла чуть больше 550 долл. и, что самое главное, выплачивалась вовремя. Государство помогло небольшим частным фирмам, в краткий срок закончило приватизацию государственных предприятий, оставив за собой полный контроль только над такими сугубо стратегическими объектами, как атомная электростанция Кршко. Словенский капитал уверенно вышел за пределы родной страны, активно участвуя в экономической жизни не только соседних Хорватии и Венгрии, но и Словакии, Чехии, Польши. Сегодня Словения может чувствовать себя уверенным лидером среди десяти стран-кандидатов в ЕС.

Словении несомненно повезло. Прежде всего из-за ее этнического состава. Она была единственной из объявивших независимость республик бывшей Югославии, в которой вопрос этнических меньшинств практически не существовал, а значит, у федеральных властей не было повода лишний раз пострелять по стране якобы для охраны жизненных интересов той или другой «угнетенной» нации. В 1990 г. после десятидневной войны федеральные войска вышли из Словении, оставив ее почти не задетой военными действиями. Словения отдышалась. Хорватия, Босния и Герцеговина, Сербия, Македония могут ей только позавидовать.

В чем еще повезло Словении? У нее, в отличие от соседних пост-югославских государств, не оказалось «отцов народа» авторитарных вождей, самородных идеологов-узурпаторов.

Пропавшие
«отцы народа»

Милан КучанС 1990-го и до 23 декабря нынешнего года Словенией правил Милан Кучан. Поначалу он стоял во главе автономной Словении, входившей в югославскую федерацию, затем стал президентом независимой республики, дважды одерживая победу в первых турах выборов. Кучан, юрист по образованию, типичный представитель целого поколения политиков пост-югославских государств (да и всех остальных стран Центральной и Восточной Европы). Он прошел практически все ступени партийной карьеры как в родной республике, так и на политической сцене Югославии.

В ответственное время Кучан оказался ответственным человеком на самом ответственном посту. В критические моменты рождающейся словенской государственности он твердо отстаивал ее независимость и приобрел за эти годы колоссальную популярность и доверие своего народа. Не так давно на страницах австрийской газеты «Прессе» можно было прочесть такое мнение: единственным соперником Кучана, учитывая его популярность в родной стране, мог бы стать лишь последний император Австро-Венгрии Франц Иосиф.

Конституция закрыла Кучану возможность третий раз стать президентом Словении. В результате президентских выборов 1 декабря 2002 г. новым президентом страны стал Янез Дрновшек, доктор экономических наук, 54-летний политик, глава самой большой словенской партии либеральных демократов. Он известен в Европе как премьер-министр, занимавший свой пост с самого начала словенской независимости (с небольшим перерывом в 2000 г.).

Соперник Я.Дрновшека на выборах Барбара Брезигар, генеральный прокурор страны, сделала блистательную политическую карьеру в течение последних пяти лет. 48-летняя юристка, которую поддержали более 46% избирателей, уверенно вошла в словенскую политику на волне громкого судебного дела, вызвавшего во всей Словении оживленный спор о роли армии в политической жизни страны. Кандидат правых и католических кругов словенской политической сцены, она выступила с лозунгом «Новые лица в словенской политике»; однако результат выборов еще раз показал суть словенского прагматизма.

«За, хотя против»
надежды и сомнения
маленькой нации

«Евросоюз это плохой выбор, но другого нет», сказал однажды самый известный словенский экономист, автор и соавтор многих словенских реформ Иоже Менцингер. Эта мысль, пожалуй, полностью отражает общесловенский подход к идее интеграции, который сегодня ничуть не похож на «ура-оптимизм» начала 90-х. Отрадным фактом можно считать то, что, несмотря на крайнюю поляризацию политических партий почти всех молодых демократических государств, все партии согласны, что интеграция необходима, что другого пути просто не существует. Возможно, поэтому уже несколько лет более 65% жителей Словении выступают за интеграцию в ЕС. Но выступают не без критицизма.

Общественная полемика началась в 1997 г., когда под давлением соседней Италии, блокировавшей приглашение Словении к столу переговоров, был принят так называемый испанский компромисс. Молодая республика вынуждена была тогда сменить конституцию и ввести полную либерализацию рынка недвижимости.

Но страх словенцев перед «вмешательством извне» касается не только крупных политических или экономических проблем. Среди словенцев чрезвычайно устойчиво мнение о брюссельской бюрократии, незнакомой со спецификой стран-кандидатов. Два года назад, например, вспыхнула очередная «европейская полемика» вокруг словенского народного напитка «Цвичека», легкого вина, которое из-за недостаточного количества алкоголя не может быть признано вином в Евросоюзе. Так же остро обсуждался вопрос о закрытии беспошлинных магазинов на границе с Австрией и Италией, которые многие годы приносили Словении большую прибыль, ликвидировали их крайне неохотно.

О вмешательстве больших государств во внутренние дела Словении как результате интеграции говорит сегодня больше половины населения страны. Но в то же время к другим официальным наставлениям Брюсселя Словения прислушивается беспрекословно: в ходе последних муниципальных выборов словенский парламент допустил к голосованию иностранных граждан, постоянно проживающих на территории страны.

Читая словенские газеты и вслушиваясь в речи политиков, понимаешь, что европейская интеграция невольно воспринимается в Словении как сугубо технический процесс. При обсуждениях почти не затрагиваются вопросы сохранения культурного наследия только политические и экономические и, главное, вопрос, успеет ли Словения до конца настоящего года приспособиться к интеграции. Самые большие хлопоты всегда доставляют вопросы экологии, работы администрации, охрана государственных границ по шенгенским стандартам и особенно закрытость Словении для иностранного капитала.

По словам Иоже Менцингера, Словении не нужен внешний капитал нужны прежде всего новые технологии и рынки. Словения не нуждается в дополнительных средствах из европейской казны на сельскохозяйственные цели, так как в отличие от Польши, Литвы, Венгрии и других стран-кандидатов сельское хозяйство не занимает в экономике страны значительного места. Поэтому Словения так неохотно участвует в попытках объединить страны-кандидаты на переговорах с ЕС. Словения твердо отстаивает необходимость «переходного периода» в ее торговле с Хорватией, сохранение существующих договоров с Боснией и Герцеговиной и с Македонией, которые закрепляют ее особое экономическое положение на рынках бывших союзных республик.

Куда лежит твой путь,
Словения?

1 декабря впервые в истории Словении произошла смена президента. Но, несмотря на особенности словенской конституции, это не принесет особых изменений во внешней политике небольшого словенского государства. Не будет особых забот со Словенией и у ЕС. Ее интеграция возможна, пожалуй, даже сегодня. Около 70% словенского экспорта уже сейчас идет непосредственно на европейскиe рынки, макроэкономические показатели не вызывают забот, довольно большой запас европейского энтузиазма позволяет утверждать, что 1 мая 2004 г. бывшая югославская республика без особых проблем найдет свое тихое, уютное местечко в объединенной Европе, оставаясь все же где-то «у входа». Теперь это будут европейские ворота на Балканы место ответственное, но дающее Словении определенные выгоды. Соблазн сыграть первую скрипку в оркестре балканских и особенно пост-югославских государств будет в Словении всегда велик. Ничто не способно изменить того, что эта страна всегда была и будет частью Балканского полуострова, частью общего югославского прошлого.

Для молодого поколения Словения, однако, всегда была и будет в Европе. Молодые словенцы, гоняющие по австрийским и итальянским автострадам, пьющие кофе в Граце или Триесте, свободно пересекающие не только внутренние границы Шенгенской зоны, но и без виз попадающие в США и Канаду, могут предоставить старшим возможность устроить их политическое и экономическое будущее. Для них Словения всегда будет уютной и тихой небольшой страной больших возможностей.

АНДРЕЙ МОХОЛЯ


Любляна Краков



©   "Русская мысль", Париж,
N 4436, 19 декабря 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...