ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Жак Росси

Ах, как была прекрасна
эта утопия!

Гулаговские хроники

Начало в «РМ» N4391.
Продолжение: часть 22-я

ДА ПОТОМУ ЧТО
ТАКОВЫ У ЧЕЛОВЕКА РУКИ

Вот уже третий раз скрещиваются наши пути. Первый раз это было в трюме баржи. Нас там было больше тысячи, набитых, как сельди в бочку. Путь лежал на север. На семнадцатый или восемнадцатый день нас высадили на пустынный берег, в полярную тундру. Норильлаг. Меня не мороз замораживал, а ощущение, что я брошен на край света, отрезан от всего. Но на большинство моих товарищей по несчастью эта новая беда, одна из множества, не производила такого сильного впечатления.

Особенно меня поразил один человек. Кудлатая борода, черная с проседью. Вид полного безразличия. Три года спустя я снова встретил его в бригаде землекопов он был все такой же спокойный, такой же невозмутимый. Я поразился тому, как легко он управляется с киркой и ломом. Во время поверки я узнал, как его зовут: Семен Евлампиевич.

И вот теперь, спустя еще годы, мы лежим на полу под нарами штрафного барака. Нары, как и положено, заняты блатными и урками. Мы рассказываем друг другу о себе. Оказывается, до октябрьского переворота 1917 г. Семен Евлампиевич был крестьянином-толстовцем. В ГУЛАГ он впервые попал в начале 30-х, во время насильственной коллективизации. Едва освободившись, он попал в «большую чистку» 37-го года и получил десять лет.

Он сразу опознал во мне иностранца, маменькиного сынка, а вдобавок еще и коммуниста. Но был так великодушен, что даже не осердился на меня, зато объяснил, что марксистско-ленинский идеал неосуществимая химера.

Почему? Да потому что таковы руки у человека: всегда тянут к себе...

КИТАЙСКИЙ КОМСОМОЛЕЦ

Собираюсь с силами и выговариваю по-китайски:

Ты откуда?

Мой сосед глядит молча, удивленно, потом недоверчиво спрашивает:

Ты был в Китае?

Разговор происходит в большой, полной народу камере Новосибирской пересылки. Нас, полтора десятка зэков, прибывших с Красноярской пересылки, только что привели в камеру. Куда нас везут, мы не знаем. Я пытаюсь как-то устроиться в этом «дворе чудес», еще одном на путях моих вынужденных странствий. И вот я нашел узкую полоску пола. С одной стороны от меня китаец, с другой человек, от которого страшно воняет. Повернувшись к китайцу, я продолжаю разговор:

Больше двадцати лет назад я недолго был в Шанхае. Теперь я уже 19 лет сижу, с 37-го.

Китаец не особенно разговорчив, но все-таки я узнал, что он родом с северо-востока страны, а в СССР уже 27 лет, из них 26 в ГУЛАГе. Я не задал ему дурацкого вопроса: «За что?» Я давно уже знаю, что есть лишь два основания оказаться в ГУЛАГе. Первое когда налицо подозрение в подозрительности. Второе все прочие вообразимые обвинения...

И вдруг дверь открылась, на пороге появился дежурный офицер со списком в руках. Все разговоры тут же умолкли. Шестьдесят пар глаз уставились на него. Он выкликнул дюжину фамилий. Услышав свою фамилию, каждый откликается: имя-отчество, год рождения, статья, срок. Офицер сверяет со списком всё в порядке. «С вещами!» приказал он и вышел. Дверь за ним закрылась и несколько минут спустя снова открылась вызванных, нагруженных своими узлами и узелками, выпустили одного за другим. В их числе был и мой китайский собеседник. Я запомнил, что его зовут Ли.

Прошло шесть недель. Сотни людей, прибывших из разных лагерей и тюрем, побывали в нашей камере. Одни прибывали с этапом, других забирали на этап. И вот наступила моя очередь. На следующей пересылке я оказался в Свердловске. После окончания долгой процедуры приема нас развели по камерам. Камера, как всегда, битком набита. Единственные свободные места на полу, а пол покрыт густыми плевками, напоминающими вялых устриц. Наконец мне удалось найти не слишком заплеванный уголок. И кто ко мне подходит? Ли!

На этот раз он рассказал мне о себе всё. В 1929 г. он был солдатом в армии Чан Кайши, недалеко от советской границы. Стычки между китайцами и Красной армией происходили нередко. Ли был членом подпольной комсомольской ячейки своей части. Узнав, что готовится внезапное нападение на советские позиции, комсомольцы решили предупредить своих русских братьев по классу. Ли сумел проскользнуть мимо часовых. Чудом его не задела ни одна советская пуля, когда он пересекал ничейную землю, он добрался до советских позиций и потребовал провести его к начальнику. Тот, как оказалось, и не подозревал, что китайская часть находится так близко. Он созвал командиров и попросил Ли показать ему на штабной карте точное расположение части. Ли показал и хотел отправиться восвояси, чтобы предупредить своих товарищей, что им надо бежать до красноармейской атаки. Но командир заявил: нет, сначала он должен поесть, и его усадили за ужин с командирами, сопровождаемый обильными возлияниями.

Наутро, когда он проснулся с тяжелой головой, он узнал, что вся его часть уничтожена советской артиллерией...

Этот рассказ пробудил во мне старые воспоминания. 27 лет назад, в 1929 г., когда я был самый первый раз в СССР, я оказался в компании молодых советских коммунистов, таких же энтузиастов, как и я. Один из них, командир Красной армии, недавно прибыл с Дальнего Востока. Он рассказал мне ровно тот самый случай. Он-то и был тот начальник, к которому явился Ли. Я разволновался: как это можно хладнокровно уничтожать наших товарищей, которые за границей сражаются за мировую революцию?

Интересы Советского Союза, поучительно ответил мне красный командир, стоят выше интересов Коминтерна. Как мы могли быть уверены, что, вернувшись в часть, Ли не выдаст нас под пытками? И не забудь, товарищ, ты никому не должен об этом рассказывать это военная тайна!

Много десятилетий спустя, в 1991 г., последний раз выступая перед «народными депутатами», Андрей Сахаров выразил протест против того, как советская армия воевала в Афганистане: когда было невозможно вывезти подразделения, окруженные моджахедами, командование посылало вертолеты, уничтожавшие своих с воздуха.

Все та же забота о том, чтобы никакая информация не попала в руки врага.

 

Продолжение: часть 23-я
[в номере газеты за 13.06.02]

Перевод с французского Н.Горбаневской.


©   "Русская мысль", Париж,
N 4412, 06 июня 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...