ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Миливое Йованович

Русский модернизм
сто лет назад

(По следам хроники
литературных и художественных
событий 1902 года)

Публикация в двух частях:
Начало часть 1-я в «РМ» N4400.

Часть 2-я.

«Мир искусства» покровительствовал и художественной жизни Петербурга и Москвы, где в течение 1902 г. свои работы выставляли члены Московского товарищества художников (Кандинский, Поленов, Коровин и др.) и группы «Тридцать шесть» (Врубель, Васнецов, Сомов, Малявин, Бенуа и др.). На 4-й художественной выставке «Мира искусства» сенсацию вызвал «Демон поверженный» Врубеля (показанный впервые несколько раньше, на выставке «Тридцати шести»), доказав заодно, что русская художественная критика не готова к восприятию модернистских экспериментальных новинок. Во врубелевском шедевре критики видели «нечто болезненное, дикое, патологическое» и «вершину уродства»; один из обозревателей даже задался наивным вопросом о том, где находится голова демона. Почти все обвиняли Врубеля в нарушении «пропорциональных человеческих форм», и лишь Леонид Андреев, невзирая на свою принадлежность к поэтике «Знания», в связи с «Демоном» подчеркивал необходимость «приноравливания» глаза к новому виду, ибо «в этой борьбе двух начал привычного старого и нового заключается одна из самых интересных особенностей нашего времени». Благодаря «Миру искусства» русские Белыйпочитатели музыкальных новшеств могли узнать и о Скрябине, авторский концерт которого в Московской консерватории прошел без особого энтузиазма.

Одним из главных событий 1902 г. следует считать появление первого коллективного манифеста русского идеализма сборника «Проблемы идеализма» (под редакцией П.Новгородцева и при участии двенадцати авторов), засвидетельствовавшего, что «новое религиозное сознание» впредь будет разрабатываться не только в журнале «Новый путь» и в кругу четы Мережковских. Ему предшествовали материалы той части литературно-критического сборника «Литературное дело» (в общем-то традиционной, реалистической ориентации, представленной произведениями Вересаева, Чирикова и др.), в которой выступили «легальные марксисты» С.Булгаков («Васнецов, Достоевский, Вл. Соловьев, Толстой») и Н.Бердяев («К философии трагедии Морис Метерлинк»); оба они настаивали на необходимости мистического синтеза марксизма с идеализмом, в силу чего эту линию «спиритуалистической метафизики» радикальная критика в лице Луначарского определила как идеалистическую «белую магию». Одновременно со статьями двух впоследствии ведущих философов ХХ века П.Струве напечатал книгу «На разные темы», в которой продемонстрировал свой отход от марксизма и позитивизма, уже не обнаруживая в них «всей истины». Наконец, предшественницей «Проблем идеализма» представала также работа Булгакова «Иван Карамазов как философский тип» (опубликованная в журнале «Вопросы философии и психологии»), в которой, согласно критическим отзывам, пророчески указывалось, куда ведет «атеистический аморализм».

В «Проблемах идеализма» обсуждался ряд вопросов, связанных со взаимоотношениями идеализма и позитивизма, значением идеи в истории и др. Все тексты сборника, как утверждал несколько позднее Новгородцев, объединяла мысль об абсолютной ценности личности и ее «естественных и неотчуждаемых прав», в чем нельзя было не увидеть попытки присоединиться к гуманистической традиции эпохи Возрождения, выдвигающей (в трудах Пико делла Мирандолы, Фичина и др.) принцип целостной и всесторонне развитой личности не средства, а цели исторического прогресса; эту персоналистскую по сути идею разрабатывали в дальнейшем просветители и Кант, который в данном контексте и ввел в философскую проблематику представление об «интеллигибельном» мире, где личность обретает абсолютную ценность и становится истинной целью упомянутого развития. Булгаков («Основные проблемы теории прогресса»), Бердяев («Этическая проблема в свете философского идеализма»), Новгородцев («Нравственный идеализм в философии права») и Франк («Фр. Ницше и этика "любви к дальнему"») в своих основополагающих для сборника в целом рассуждениях обосновывали замысел «этического примата личности» вплоть до отказа от христианской концепции любви к ближнему и апологии Абсолюта своеобразного «сверхчеловека», в котором Франк, по наблюдениям А.Ермичева, только впоследствии признал Сына Божия.

Эта смесь возрождающегося персонализма и раннего богоискательства была, конечно, неканонической. Она расходилась с антропологией Библии, утверждающей душу и сердце человека как источник его сознательной, свободной личности, как место встречи человека и Бога, окончательно осуществляющейся в человеческом сердце Христа. Поскольку с библейской антропологией расходилась и идеология «нового религиозного сознания», вполне понятно, что сборник получил положительную оценку «Нового пути», а Бердяев и Булгаков вскоре стали ключевыми сотрудниками этого журнала. Как бы то ни было, «Проблемы идеализма» с их «дополнением» книгой статей «От марксизма к идеализму» Булгакова, опубликованной в 1903 г., стали предтечей более известных сборников «Вехи» и «Из глубины», способствуя выявлению все более и более открытого раскола не только в идеологической, но и в чисто литературной сфере. Недаром, когда в «Журнале для всех» появилась восторженная рецензия на книгу Булгакова, Горький взял назад обещание дать в журнал свой рассказ, а среди авторов, подписавших письмо-протест против этой «проповеди Бога», обнаружилось также имя Андреева; это объясняет, почему Андреев все еще не уходил из круга реалистов: он, как написано в письме редактору журнала В.Миролюбову, верил, что царство человека должно быть на земле, и поэтому призывы к Богу для него «враждебны».

Позиция Андреева перекликалась с монологами Сатина в пьесе «На дне», в которых противостояние модернистов и реалистов стало приобретать оттенки конфликта между «богоискателями» и «богостроителями». С другой стороны, уже к концу февраля 1902 г., согласно статейке анонима в «Биржевых ведомостях», было провозглашено «новейшее слово искусства», в тосте художника Вадима Грядущего названное «грядущизмом» («фютюризмом»). Может быть, с этой даты и следует вести счет истории русского авангарда, противопоставленного всем существующим течениям в русском искусстве, в том числе и символистской поэтике в целом?

Конец статьи.


Белград



©   "Русская мысль", Париж,
N 4400, 14 марта 2002 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ


 ...