ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Ив Жантийом-Кутырин

ВТОРОЙ СЫН

Из воспоминаний
об Иване Сергеевиче Шмелеве

Интернет-версия публикации в 2-х частях.
[ Начало: часть 1 / 2 ]

В.С.



У Шмелевых я жил в Севре, когда учился в Севрском лицее.

Сперва, когда Шмелевы снимали квартиру у Карповых1 (Федор Карпов бывший купец). Там тоже жила некоторое время моя мама Юлия Александровна Кутырина. У Карповых была няня Груша, она стряпала на кухне вместе с другой приживалкой Марфушей. Няня Груша вдохновила дядю Ваню написать «Няню из Москвы»2. Он часто ее слушал и наблюдал за всем. У Карповых было два сына: Давид (Додик) и Адик, и дочь Маруся, а еще какая-то молодая родственница. Соблюдали все русские обычаи. Ездили в церковь регулярно, на Сергиевское подворье и в другие церкви. Справляли Пасху и вообще праздники, как полагалось. На Рождество устраивали большую елку. Приглашали детей.

Вокруг двухэтажного дома был большой сад и огород, а недалеко лесок, куда иногда ходили гулять.

Вспоминаю, очень переживали похищение Кутепова3.

Но, конечно, было тесно, и впоследствии переселились на «rue des Rossignols» особняк, большой сад, оставались там полгода и летом отправлялись в Ланды. Первый год в Оссегоре, куда их пригласил русский скульптор Бурчак, жена его француженка, тоже скульпторша, не говорившая по-русски (перед смертью Бурчак говорил жене что-то по-русски, и она не могла понять это было драмой для нее).

Бурчаки жили в прекрасной вилле на берегу озера. Шмелевы нашли себе дачу ближе к центру городка, тоже недалеко от озера. Помню, там росли фиговое дерево и мимоза. В эту эпоху Оссегор был еще маленькой рыбацкой деревушкой, окруженной сосновым лесом с узенькими тропинками для эксплуатации смолы, по которым ходили только смолокуры. Иногда мы пробирались на дикий океан. Надо было знать ходы. На берег выбрасывало всякую всячину: бревна, куски лодок, поплавки для сетей, бутылки, водоросли. Раз Бурчаки нашли даже ящик с шампанским. Супруга Бурчака собирала на песке обтесанные водой куски дерева и видела в них странную скульптуру, натуральную, дополняла ее лицом, рукой и ногой из глины, и получалась очень оригинальная фигурка, как бы обветренная.

Помню, раз мы заблудились в лесу, и дядя Ваня своей палкой пробивал путь через колючки. В озере купались, так как в океане очень было опасно. Озеро, связанное с океаном каналом, наполнялось приливом. Между лесом и океаном пустынные песчаные дюны с дикой гвоздикой и разными пахучими травами.

Впоследствии Шмелевы переехали на окраину Капбретона, наняли маленькую одноэтажную деревянную дачу среди поля виллу «Alouette» («Жаворонок»), я бегал по этому полю в красной шапочке от солнца, которую мне сшила тетя Оля. Вообще она меня одевала, обувала, вязала кофточки. Был у нас сосед Darigad, росла у него высокая кукуруза. Я раз даже потерялся в кукурузе и выбрался где-то далеко.

Дядя Ваня любил заниматься огородом. Он сажал всегда огурцы, иногда дыни и помидоры. Сам опылял огурцы. Сажал тоже цветы: настурцию, повилику, бархотки, резеду и душистый горошек.

Он меня возил на велосипеде. Пристроили седло между ним и рулем на раме. Ездили далеко, в Vieux Boucau, Soustons, Seignoss, Soorts, собирали ежевику. Тетя Оля варила варенье. Осенью собирали рыжики, маслята по окраинам соснового леса, белые под дубами, иногда попадались лисички. Сушили белые, солили рыжики на зиму. Дядя Ваня говорил, что знает «грибное слово», и когда он якобы его произносил, мы попадали на грибное эльдорадо. Позже мы познакомились с другими местными грибами песочный гриб (champignon des sables, по-научному tricholome equestre) и couleruelle (lepiotre йlevee) в виде высокого зонтика. Остерегались поганок. В лесу искали избушку Бабы Яги, но так и не нашли. Белые сушили на зиму, а рыжики солили.

Окончание статьи: часть 2-я

Публикация и вступит. заметка
ВСЕВОЛОДА САХАРОВА



Москва

© "Русская мысль", Париж,
N 4404, 11 апреля 2002 г.
N 4405, 18 апреля 2002 г.

ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...