ЛИТЕРАТУРА, МЕМУАРЫ

 

Юрий Киреев

Шумел камыш

Рассказ из цикла «Картинки лагерной жизни»

Интернет-версия публикации в 5-ти частях: часть 5 / 5

Мой старший товарищ Сэм Лившиц, учивший меня мудрости жизни, в том числе лагерной, сказал, что помнит несколько пародий на песенки Вертинского, и предложил включить их в мой репертуар. Идея нам с Талочкой показалась стоящей: во-первых, пародировать проще, чем подражать знаменитому артисту. Во-вторых, свежий неожиданный номер всегда публике нравится, по крайне мере при первых выступлениях, пока сохраняется новизна. В-третьих, за подготовку нового номера можно потребовать для меня дополнительный гонорар.

К сожалению, Сэм помнил из пародий только отдельные куплеты и строчки, которых для полноценного эстрадного номера было недостаточно.

Утвердившись в придурках, то есть избавившись от изматывающих тело и опустошающих душу общих работ, я иногда писал стихи (точнее сочинял и хранил в памяти, поскольку доверять в лагере что-либо бумаге дело опасное). Посовещавшись, мы с Сэмом решили дополнить пародии моими стихами, которым Сэм должен был придать аристократический лоск. В результате появился целый пародийный цикл, рожденный неизвестным автором, Сэмом и вашим покорным слугой. Наиболее удачные, с нашей точки зрения, пародии были отобраны для моего репертуара.

На песенку о лиловом негре («Где вы теперь, кто вам целует пальцы...»):

И еще на «Ваши пальцы пахнут ладаном...»:

И так далее.

Пародия на «Бал Господень» была с этапно-лагерной примесью.

У Вертинского:

У нас получилась маленькая баллада, героиня которой мечтает о крестных муках во имя своей любви к мертвому принцу. И видит в своих мечтах, как ангелы Господни снимают ее с креста и уносят в рай, где на балу, данном в ее честь, она танцует со своим возлюбленным менуэт. Мечты сбываются, правда, не совсем так, как представляла себе экзальтированная влюбленная:

Отношение публики к пародиям было неоднозначным. Одни считали их весьма остроумными, другие же воспринимали как кощунство, по отношению к Вертинскому недопустимое.

* * *

Моя артистическая карьера была, как и в первый раз, прекращена неугомонным начальством, перемещающим зэков по своему капризу из мест насиженных в края неизведанные, где приходится заново устраивать свою жизнь, отделываясь всеми правдами и неправдами от общих работ, заводя полезные знакомства и связи, стараясь при этом не нарваться на ретивого стукача и помнить, что малейшая ошибка может превратить тебя в жалкого доходягу, способного лишь тратить остаток физических и духовных сил на выклянчивание или воровство в столовой миски со следами не долизанной предыдущим зэком каши.

Экибастуз, куда я попал, был лагерь серьезный, созданный для освоения огромного углеразреза, и лагерная интеллигенция в нем состояла в основном из технарей, целиком поглощенных мыслями о сохранении своих должностей в условиях жестокой конкуренции. Кроме того, производство располагалось за зоной, что отнимало у зэков, простых работяг и начальников, дополнительно почти три часа в день на разводы, шмоны и путешествия к месту работы, не оставляя вечером времени для культурного времяпровождения. Не было здесь и талантливого антрепренера вроде Талочки и исполнителей типа Берковского. В результате вечерние концерты в Экибастузе не устраивались, и подобные мне доморощенные артисты вынуждены были придумывать себе занятия для души, не требующие сцены и репетиций, например тайное развлечение изящной словесностью или, подобно одному моему знакомому, изобретение общечеловеческого языка на манер эсперанто, только более совершенного и легче осваиваемого.

* * *

Молодости свойственен оптимизм, и я, вопреки инструкции, начертанной, по свидетельству очевидцев, на вратах ада, иногда тешил себя надеждой выбраться когда-нибудь из лагерной преисподней и, забыв о своем незаконченном техническом образовании и приобретенных в лагере скучных профессиях, вроде учетчика-счетовода, поступить в театральное училище.

Актером я не стал. Но иногда мне кажется, что в восклицании Талочки после моего дебюта: «Талант, талант!» иронии было лишь девяносто девять процентов, а один процент искреннего признания.

Тверь, ноябрь 2000


©   "Русская мысль", Париж,
N 4436, 19 декабря 2002 г.,
N 4437, 26 декабря 2002 г.,
N 4438, 09 января 2003 г.,
N 4439, 16 января 2003 г.,
N 4440, 23 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...