Тэзе-2002

Дух свободы и согласия

Экуменическая встреча христианской молодежи Европы в Париже

Начиналось все в первый год Второй Мировой войны. Молодой протестантский священник из Швейцарии брат Роже (Шютц) тяжело заболел. В горячих молитвах он обещал Господу в случае выздоровления посвятить всю жизнь делу единения христиан. Он выздоровел и обет исполнил. В 1940 г. в бургундской деревушке Тэзе основал общину брат Роже неподалеку от Лиона брат Роже основал общину, смысл которой был и остается в служении делу христианского единения.

Деятельность общины весьма многосторонняя, и одна из сторон организация паломнических встреч, которые с 1978 г. проходят два раза в год. Летняя встреча проходит в самой деревушке Тэзе, зимняя, по датам как раз на Новый год, между Рождеством по григорианскому и юлианскому календарям, в каком-либо крупном европейском городе. В 2000/2001 году это была Барселона, год назад Будапешт, а сейчас Париж. Где будет следующая встреча станет известно в мае; предположительно это крупный город в Германии может быть, Мюнхен.

В парижской встрече Тэзе приняли участие около 80 тысяч молодых паломников; большинство из них были поляки, у которых страсть к путешествиям просто в крови. На втором месте из нефранцузов итальянцы, в парижском метро объявления делали на французском, польском и итальянском языках. Порой могло сложиться впечатление, что находишься в столице Речи Посполитой.

Со всего гигантского пространства бывшего СССР, к сожалению, прибыло только восемь автобусов. Во-первых, Париж далеко (из Петербурга мы добирались трое суток), во-вторых, все страны бывшего Союза бедные, в-третьих, россияне, например, не очень религиозны. Может быть, были и какие-то другие причины два года назад в Барселоне понимающих русский язык было куда больше.

Нашу группу возглавлял о. Сергий Зуев русский католический священник из Петербурга, в настоящий момент служащий в Калининграде. В нашем автобусе были ребята из Петербурга, Петрозаводска, Новгорода католики, православные и немного «колеблющихся». По пути следования туда и обратно нас милостиво пускали на ночлег и кормили в католических церквях в Пскове, Белостоке, Берлине, Кельне, Варшаве и Новгороде Великом.

Все встречи очень хорошо организованы. Питание паломники получают по карточкам в строго отведенных местах, без давки и суеты, пассажиропотоки отрегулированы, каждый приход принимает столько паломников, сколько в состоянии принять. Если где и возникает «затор», то его быстро регулируют волонтеры и полицейские. Группы обычно равномерно распределены по городу и предместьям, а каждый день паломника строго расписан по часам, хотя и свободное время остается. Или его можно выделить за счет не близких тебе по тематике встреч в малых группах: Тэзе славится духом свободы и согласия. Разумеется, существуют определенные правила и ограничения, но никто не собирается добиваться от тысяч молодых людей постоянного покоя, молитвы и созерцания.

По приезде во французскую столицу нас сначала разместили в общине церкви Нотр-Дам-де-Берси на юго-востоке Парижа. Потом добрые самаритяне разобрали русских пилигримов по семьям. Французы в целом редко посещают церковь, но оказались очень радушными и гостеприимными, вне зависимости от вероисповедания и национальности гостей и хозяев. Это и был первый и весьма конкретный пример действенного экуменизма.

И других примеров было немало. Каждый вечер четыре дня подряд в огромном зале какого-то общественного места (то ли это был концертный зал, то ли подземный гараж понять было сложно) проходили молитвенные встречи многих тысяч христиан. На них и охватывает паломника то чувство единения всех любящих Христа, ради которого большинство приехало во французскую столицу.

Каждый год брат Роже пишет послание к христианской молодежи, которое переводится на шестьдесят языков. Название письма этого года гласило: «Бог может только любить!» Об этом и были молитвы (перевод транслировался на определенных волнах для каждого языка, и все, у кого были радиоприемники, могли слушать слова брата Роже на родном языке).

Каждое утро в приходах проходили богослужения, обязательные для всех. После них встречи молодежи друг с другом в беседах на христианскую тематику. Поражало, насколько никогда не видевшие друг друга люди или, наоборот, люди, знающие друг друга много лет, могут быть искренни и откровенны болье всего паломников было из Польшив своих суждениях и рассказах о собственных проблемах и личных отношениях с Богом.

Например, вот высказывания ребят из нашей русско-итальянской группы на тему «Надежда начинается, когда...»

Итальянец Марко: «Надежда начинается для меня, когда я попадаю в сложную ситуацию. Вера и надежда у меня неразделимы это помогает мне существовать в самые тяжелые минуты моей жизни, когда я вдали от родных».

Светлана из Петрозаводска: «Любовь и надежда у меня реализуются в семье. Семья это та любовь, через которую Бог свидетельствует о себе для меня».

Андрей из Петербурга: «Основная надежда у меня это надежда на Бога. Он всегда со мной, и мне кажется, что я родился и вырос с ощущением того, что я вечен... Смысл же встреч Тэзе я вижу прежде всего в том, что люди, их посещающие, исполнятся христианской любви, позже пойдут в политику и будут предотвращать глобальные конфликты. Это, на мой взгляд, самое главное».

Тема современных мировых проблем довольно часто возникала в беседах и молитвах за бедные страны, за равенство на земле, за нелегальных мигрантов, за мир и согласие между народами и представителями различных религий. Об этом молились все. Может быть, благодаря этим молитвам в будущем подобных проблем будет меньше...

В Сорбонне на лекцию-беседу о христианских принципах в международных отношениях народу набилось куда больше, чем мог вместить самый большой зал университета.

Часть ребят ехала просто «потусоваться», посмотреть Париж и приобрести новых знакомых и друзей за границей. Среди них был отчасти и я, пропустивший несколько молитвенных встреч: рядом волшебный Париж. Во время празднования Нового года я сказал отцу Сергию: «У меня в это паломничество было два больших греха. Один из них Лувр, другой Версаль». На что последовал ответ: «Но зато какие красивые грехи!»

И на Эйфелевой башне, и на Монмартре, и в музеях я встречал массу паломников, с интересом осматривавших достижения христианской (и вообще всей мировой) культуры. Тоже своего рода паломничество. Поляки из одной группы, которых мой друг встретил в Лувре, рассказали, что в первый же день наплевали на все мероприятия и устроили себе четырехдневную экскурсию по французской столице.

Вообще же удивительно, как смиренно и доброжелательно терпели парижане эти толпы галдящих паломников. Куча людей, для которых проезд в метро и автобусах был бесплатным, сумки, громоздкие рюкзаки, непонимание французского... И везде мы встречали только улыбки, а также предупредительное желание помочь.

А когда мы уехали из Европы и уже в Белоруссии спали, согнувшись в три погибели, по радио сказали, что в Париже сильный снегопад и вообще всю Европу затопило. Но и в холодном Петербурге (в Париже было плюс 10-15, в Петербурге минус 20-25) паломники еще очень долго будут вспоминать о том тепле, которое мы получили от европейских христиан в Париже.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4438, 9 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...