Конец эпохи
«сильного доллара»

Многие еще помнят клятву О'Нила, данную стране и бирже, снять за свой счет огромный «Янки-стадион» в Нью-Йорке в случае отказа от политики сильного доллара. И хотя официального признания Вашингтона так и не произошло, перемена курса налицо: с момента ухода О'Нила доллар потерял около 10% своей стоимости по отношению к евро. На протяжении недель биржевые маклеры испытывали твердость позиции правительства США все более и более низким курсом доллара. Однако Белый Дом безмолвствовал. Вместо того, чтобы поддержать зеленую банкноту выступлением министра финансов или президента, администрация Буша объявила о долговременной программе по снижению налогов, а министр обороны Дональд Рамсфелд продолжает посылать вооруженные силы США в Персидский залив.

Оба шага не замедлили откликнуться новым падением курса доллара, но похоже, что Джордж Буш поставил вполне определенную цель во что бы то ни стало стимулировать внутренний спрос и промышленный рост, а также сократить торговый дефицит. Сделать же все это можно только за счет девальвации доллара.

Аналитики сходятся во мнении, что позиция Белого Дома, допускающая девальвацию доллара, рациональна: политика сильного доллара сделала свое дело, она подходила к другим временам и к другой экономической модели. Вызывает удивление другое: что этого не случилось еще раньше, в 2000 г., когда и так работавший на своем пределе мотор биржевых рынков США и Европы начал давать сбои. «Похоже, что и у инвесторов, и у правительств надежды умирают последними», писала «Файнэншл таймс дойчланд».

Американские инвесторы и правительство до последнего момента не хотели признать, что их обоюдная мечта о «двойном чуде» рассыпалась, как мираж, уже в первом году нового тысячелетия. Это было чудо неостановимого экономического роста, которое, как монета, имело две стороны: на одной стояло «Акции», на другой «США». Сама же монета носила гордое название «доллар».

Вначале казалось, что все свидетели этого «чуда» находятся только в выигрыше как от постоянно растущих курсов акций, так и от стабильного, сильного доллара: спрос американских потребителей нес с собой экономический подъем для всего мира. В то же время ушедшие за границу, в результате оплаты продуктов этого спроса, доллары вновь возвращались в США в виде иностранных инвестиций, создавая рабочие места и таким образом снова увеличивая спрос. Вершиной благоденствия являлось и практическое отсутствие роста цен в стране.

Модель эта, однако, работала только до тех пор, пока доходы иностранных инвесторов, вложивших деньги в американские компании, росли. Как только обозначился спад американской экономики, а вместе с ним и снижение дивидендов, начался отток капиталов в более перспективные страны. Наступившее тяжелое похмелье открыло картину, долго не принимаемую во внимание вкладчиками: огромную задолженность американских семейных бюджетов, частных предпринимателей и самого правительства США.

Покамест иностранные инвесторы строили заводы и фабрики, покупали (часто по завышенной цене) американские предприятия или вкладывали свои деньги в акции на американской бирже, огромная внешняя задолженность США не очень бросалась в глаза. Однако сейчас, когда в основном средства вкладываются в гособлигации, долг Соединенных Штатов, как внешний, так и внутренний, быстро растет и достигает сегодня 300 млрд. долларов.

Благодаря вмешательству Центрального банка США, резко снизившего учетные ставки, Вашингтону удалось избежать серии банковских банкротств и коллапса всего потребительского спроса. Однако главной цели этого шага нового подъема американской экономики ЦБ пока не добился. Хотя внутреннее потребление продолжает оставаться высоким, инвестиции главная сила любой растущей экономики, и особенно американский модели 90-х годов, вместо бывших потоков текут тоненькими струйками, и коренного изменения пока не предвидится.

В сложившейся ситуации Белому Дому остается только девальвация доллара. Только этот шаг, после сильного снижения учетных ставок и резкого перехода госбюджета США от избытка к дефициту, остается последней мерой, чтобы избежать падения цен (дефляции), а вместе с ней и депрессии, угрожающей стране.

Новая модель Вашингтона называется «сокращение долгов», и чтобы ее добиться, существует несколько возможностей. Самая тяжелая форма это выплата долгов. Более легкая, но в то же время и самая жесткая, это их обесценивание. Внутри страны это достигается посредством инфляции, внешне благодаря девальвации.

Проблема, однако, заключается в том, что инфляции не так уж легко добиться. С низкими учетными ставками и растущим дефицитом госбюджета можно достичь только изначальных условий. Именно поэтому снижение курса доллара играет в этом сценарии ключевую роль. Результаты принятой на вооружение Белым Домом новой экономической и финансовой модели придется расхлебывать странам Европы и Азии. Именно они больше всех извлекли выгоду во время сильного доллара, экспортируя свою продукцию в США. И именно им придется теперь платить по векселям, ощущая на себе сокращение экспорта в США в связи с ростом евро, китайского юаня или южнокорейского вона.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4441, 30 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...