По следам наших публикаций:
ПРОДОЛЖАЕМ РАЗГОВОР О СТИХАХ

Первый отклик

Александр Крамер


«Это тот с-мысл, который случается, живой момент с мыслью»

Отклики на публикацию:
Сергей Бирюков, Наталья Горбаневская. Начинаем разговор о стихах. «РМ» N4438 за 09.01.03 г.
В том, что мы называем «стихами», мне кажется, скрыто присутствует некоторая очевидность представления о том, что может быть названо стихами. Какая-то метафизика. Что-то, возникающее в момент, назовем этот момент «встречей» с тем, что названо «стихами».

Написанное буквами на бумаге («причуда, записанная в столбик») в своем графическом представлении это еще не стихи. Текст читаемый, текст произносимый стихи существуют только в этот момент, это подобно музыке, которая существует только тогда, когда исполняется. Соприсутствие этому существованию, как мне кажется, и есть то, что может быть названо, но уже как свершившееся, «поэтическим». Состояние в момент «поэзиса», сотворения, некоторое живое состояние, состояние мысли, которое в тексте не содержится, но являет себя условием этого существования.

Еще раз: именно в момент прочтения, в момент. Здесь есть некая тавтология, избыточность интуитивной самоочевидности: это состояние мысли может возникнуть, а может и не возникнуть. Это соприсутствие со звуками, особым образом рождаемыми, творимыми, не просто мысль, но определенное усилие, все равно, творимое языком с помощью поэта или поэтом с помощью языка.

Это тот с-мысл, который случается, живой момент с мыслью, он в самой этой мысли не содержится. Это особое, я бы сказал, «длящееся» состояние, неожиданно всегда, всякий раз случающееся в культуре, пронизанной насквозь дискретностью, разорванностью «системных» представлений о мире.

И вот это состояние, которое длится, удерживается смыслом и с мыслью, это некое усилие, некая точка напряжения, в этой точке должны каким-то образом удерживаться эти длящиеся состояния... Поэзия невозможна, невозможно поэтическое, если невозможно это усилие, если нет выхода из дискретности, разорванности в это длящееся состояние... Так что «смерть автора», по-моему, личное дело автора. Когда невозможно усилие, невозможен смысл, невозможно сотворение, рождение, невозможно это дление поэзиса... и это не «смерть» автора, а скорее состояние какой-то нигилистической, безумной «игры в прятки»...

Новосибирск

Продолжение в «РМ» N4441 за 30.01.03 :
второй отклик;
послесловие координатора Н.Горбаневской



©   "Русская мысль", Париж,
N 4441, 30 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...