По следам наших публикаций:
ПРОДОЛЖАЕМ РАЗГОВОР О СТИХАХ

Второй отклик

Андрей Щетников


«Как могут декларации о смерти автора
коснуться самого автора?»

Отклики на публикацию:
Сергей Бирюков, Наталья Горбаневская. Начинаем разговор о стихах. «РМ» N4438 за 09.01.03 г.
Наталья Горбаневская и Сергей Бирюков говорят о стихах и приглашают других присоединиться к этому разговору. Сегодня утром я несколько раз перечитал сказанное ими. А потом подумал: «Но ведь по сути дела все главное уже произнесено, разве нет?»

Что такое для нас стихи?

То, чем мы живем.

Почему же тогда они отовсюду изгоняются?

А разве это так? Что-то я не видел, чтобы кто-то сознательно «изгонял» стихи откуда бы то ни было. Верно, конечно, что аудитория поэтических вечеров нынче немногочисленна, но ведь мы же читаем свои стихи для тех, кто пришел. И книжки, пусть и изданные малыми тиражами, постепенно все-таки расходятся. А раньше разве было по-другому? «Разбросанным в пыли по магазинам (где их никто не брал и не берет!)».

И еще: как могут декларации о смерти автора (все эти университетские штучки) коснуться самого автора? Это проблемы постструктмодитакдалееизмаистов, вот пусть они с этим и живут, а мы-то здесь причем?

Мне почему-то кажется, что это вопросы не главные. Куда важнее понять почему оживает слово? Благодаря «достижениям стихосложения» или чему-то еще? Моя хорошая знакомая Оксана Белоконь напомнила мне недавно о так называемых «Третьем и четвертом обращениях к Человечеству разумных цивилизаций космоса». В этом сакральном тексте современности говорится, что мы считаем размерность нашего пространства равной трем, а на самом деле она равна числу пи (3,1415...). Не знаю, как там обстоят дела с пространством физическим, но к теме нашего разговора эта метафора, как мне кажется, имеет самое непосредственное отношение. Может быть, поэзия начинается там, где нам удается выглянуть за дискретность тройки и хотя бы на какое-то мгновение увидеть, что там идет после запятой?

*

И все же лучшим «доводом», который может привести поэт, будут его стихи. Сергей Бирюков пишет, что «Русская мысль» публикует стихи регулярно; так что осмелюсь приложить к этим моим коротким заметкам несколько своих стихотворений.

Воспоминание о конце 60-х

в прошлом (этом таинственном прошлом) ещё
была вполне допустима мысль о том что на
Землю могут прилететь представители
высших цивилизаций
а теперь (подумать только!) всё не так вокруг
сплошные
З Е Л Е Н Ы Е   Ч Е Л О В Е Ч К И  ! ! !

Серебряный Бор

тысяча дыханий жирные цифры наверху
настоящие люди летают в небе (чёрные
котелки пузатые кошельки золотые печатки
надушенные платки) а внизу карусели прятки
пятки и торговые палатки вот это и ещё
настоящее лето

Соснора

«В юных женщинах попадаются души». Но
похожа душа на фонарик, а что ты с
фонариком будешь делать? Она и сама не
знает. Мимолётно всё. Удивлена сначала,
потом раздражена немного, потом растеряна,
потом забыла. Висит фонарик на дереве,
раскачивается на ветру. А хозяйка ушла
давно. Тысяча человек вышла, ходят вокруг.
Слепые все. Ночь ли, утро не видно ни зги.
Спрашивают зачем? Есть тысяча вещей,
чтобы не знать об этом. Роса холодна, край
неба тяжёл. Нет ему ничего, вот он и онемел
внутри, снаружи одревеснел совсем.

Новосибирск

Продолжение в «РМ» N4441 за 30.01.03 :
послесловие координатора Н.Горбаневской;
первый отклик;


©   "Русская мысль", Париж,
N 4441, 30 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...