Открытие музея:
На месте конюшен,
складов, кузниц

На юге Бельгии открылся
Музей современного искусства,
первый в Валлонии

Музей расположен в небольшом городке Гран-Орню, в 90 километрах от Брюсселя, вблизи Монса и границы с Францией. Он получил в свое владение замечательный ансамбль индустриальной архитектуры, созданный в начале XIX века в момент промышленного расцвета района.

Общий видГрафство Эно (теперь одноименная провинция) со столицей в Монсе в Средние века по своему могуществу соперничало с Брабантом и Фландрией. В то время оно, особенно район вокруг Монса и Турне, славилось текстильной промышленностью и было важным центром производства гобеленов, не уступавшим Лиллю и Аррасу.

Добыча угля, как свидетельствуют документы, началась в районе примерно в XII веке и тоже способствовала процветанию Богинажа, как называется угольная юго-западная окраина страны. Она продолжалась до середины ХХ века, потом, не выдержав конкуренции с электричеством, нефтью и природным газом, шахты закрылись.

В конце XIX века Богинаж соприкоснулся с современным искусством в лице Ван Гога, когда будущий художник явился сюда проповедовать слово Божие среди местных шахтеров. Дом в Гесме, в котором Ван Гог жил в 1889 г., сохранился, и на стенах этого скромного жилища, превращенного в музей, висит копия с картины «Едоки картофеля», моделями для которой послужили члены шахтерской семьи, приютившей художника.

Гран-Орню, одно из звеньев в цепи шахтерских поселков этой провинции производит совсем иное впечатление, чем печальное полотно Ван Гога. Построенный в 1810-1820 гг. по градостроительным планам, он стал примером успешного воплощения идей утопического социализма в Европе.

Создатель Гран-Орню, французский предприниматель и инженер Анри де Горж родился в Валансьене в 1774 г. и появился в Гран-Орню в 1810-м. Он изменил всю технологию добычи угля в районе, ввел такие новшества, как паровые двигатели и подъем вагонеток на поверхность тягловыми лошадьми, что сильно повысило производительность труда.

Старинные сводыНе остановившись на технических усовершенствованиях, он старался изменить условия жизни рабочих. За 10 лет Анри де Горж создал промышленно-жилой комплекс, единственный в Европе и по масштабу, и по максимальному удовлетворению нужд жителей. Рядом с шахтами он построил 250 удобных односемейных домов, украшенных рельефами и декоративными деталями, с индивидуальными садами. Улицы в поселке были широкими, на площадях журчали фонтаны. В Гран-Орню были библиотека, школа для шахтеров, баня, больница и клуб.

Рабочие, которые приезжали издалека и не имели семей, селились в общежитиях. Всего в Гран-Орню жило две с половиной тысяч человек, и все они в той или иной мере были связаны с шахтным делом. Анри де Горж со своей семьей жил тут же. Его особняк еще существует.

Если Анри де Горж осуществил свой утопические проект, то визионер наших дней Лоран Бузин, искусствовед, писатель, профессор Брюссельского университета и теперь директор музея Гран-Орню, успешно осуществил процесс преобразования этого промышленного комплекса в музейные помещения.

С прекращением добычи угля в середине ХХ века район пришел в упадок, безработица взлетела, и административные здания стали ветшать. Финансовая помощь Фонда короля Бодуэна и правительства Валлонии помогла за 15 лет превратить эти полуразрушенные здания в удобные выставочные залы.

Центром музея стал административный комплекс, занимающий ряд двухэтажных зданий, сгруппированных по периметру двух огромных дворов, квадратного и овального. Входом служат грандиозные трехарочные ворота. Архитектурные элементы зданий: полукруглые окна, арки, ниши, фризы, портики, несколько башен были типичными для неоклассического стиля, который французский архитектор Брюно Ренар успешно применил в строительстве промышленных зданий.

Помещения, в которых когда-то были конюшни, склады, кузницы, теперь представляют собой залы общей площадью в 8000 кв. метров. Музей располагает лекционным залом, рестораном, кафе, специальными секциями для временных выставок и основного собрания.

Можно сказать, что создание музея в Гран-Орню это бельгйиский ответ на новую лондонскую галерею Тейт, открытую три года назад в бывшем фабричном помещении. Но в отличие от галереи Тейт закупочный бюджет нового музея в 250 тыс. евро очень скромен. Несмотря на это у музея уже появилось свое небольшое собрание произведения 37 художников. Помимо местных валлонских художников здесь есть вещи Рене Магритта, Панамаренко, Андреса Серрано.

В наше время любой музей современного искусства просто обязан показывать инсталляции. Более того, музей на своей первой выставке представил публике другие «обязательные экспонаты»: видеоинсталляции, фотомонтажи, коллажи. Работы маслом, скульптуры занимают незначительное место и выглядят потерянными. Вообще кажется, что новое искусство не воспринимает себя серьезно, что все это игра, развлечение, гимнастика для ума. Но в то же время исподволь возникает идея, что таким образом дается возможность иначе показать знакомые сцены и сюжеты, отойти от привычных стереотипов.

Для меня самой интересной оказалась световая инсталляция бельгийской художницы Анны Вероники Жанссан. Ее галерея света окутывает входящего посетителя светло-сиреневым расходящимся веером света, в памяти возникают рассказы тех, кто оказался в серой зоне между жизнью и смертью и потом вернулся в жизнь.

Голландский фотограф Пауль Ден Холландер представил серию черно-белых фотографий, изображающих расчлененные растения, и они казались жертвами насильственной смерти.

К сожалению, выставленные работы, в основном небольшого формата, не могут заполнить огромное пространство, и галереи кажутся пустыми.

Кроме современного искусства, музей предлагает отдельную интересную экспозицию, где выставлены предметы, относящиеся к былой жизни шахтеров: лампы, вагонетки, дипломы, огромное количество фотографий, разрезы шахт то, что осталось от мира, который существовал здесь много столетий.

В высоком узком зале, похожем на римскую базилику, развешаны в деревянных рамах портреты-фотографии тех, кто жил в Гран-Орню сто лет назад. Неяркий свет, льющийся из окон, расположенных под потолком, создает торжественную обстановку.

Есть надежда, а у нового директора даже уверенность, что новый музей сыграет важную роль не только в приобщении жителей к новому искусству, но и в процессе реконструкции бывшего угольного района, который после многих столетий расцвета впал в экономическую депрессию.

Музей координирует свою деятельность с другими музеями района по ту и другую сторону границы, включая систему общего билета в два музея, автобусную связь, обмен выставками. Эта политика уже существует в отношениях с Лилльским музеем современного искусства. А если иметь в виду, что в 2004 г. Лилль будет играть роль культурной столицы Европы и Франция уже выделила средства на приведение города и его культурных учреждений в порядок, то эта идея может очень удачно повлиять на судьбу Гран-Орню.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4441, 30 января 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...