«Ликуд» победа нокаутом, или
Напасти победителя

В результате досрочных парламентских выборов правые партии получили большинство 69 мест в Кнессете; левые только 33.

В ночь на 29-е января, сразу после подведения первых итогов, лидер «Ликуда» Ариэль Шарон, говоря о необходимости создания правительства национального единства, процитировал священную для всех евреев Тору: «И будет действовать народ один как один человек».

Для формирования правительства ему предоставлено 28 дней, но, как считают местные аналитики, на этот раз формирование коалиции сопряжено с огромными трудностями. Партия «Авода», потерпевшая сокрушительное поражение (19 мест в Кнессете), выступает против участия в правительстве на каких бы то ни было условиях. Ее председатель Амрам Мицна заявил, что «возродить партию можно только из оппозиции, построив альтернативу действующему правительству», в противном случае «партию ждет дальнейший распад и разложение».

С другой стороны, председатель партии «Шинуй» (15 мест в Кнессете) Йоси (Томи) Лапид, единственная идеология которой заключается в ненависти к религиозным евреям, заявил, что «ни в коем случае не будет принимать участие в правительстве вместе с религиозными партиями». Мечта Лапида создать «светское правительство национального единства» с участием «Ликуда», «Аводы» и его собственной партии. А религиозные партии, в свою очередь, не готовы сидеть за одним правительственным столом с главой «Шинуя», которого они считают ксенофобом и демагогом.

Не секрет, что при желании Шарон мог бы быстро создать ультра-право-религиозное правительство, но проблема в том, что он не хочет такого правительства даже думать о нем не желает, и постарается использовать все методы убеждения, чтобы заполучить «Аводу» в свое правительство.

Справедливости ради следует заметить, что Шарон был уверен в том, что если «Авода» потерпит поражение, то она присоединится к его правительству. Он ошибся, ибо не понял, в каком безнадежном положении оказалась эта партия, которую поддерживают разве что пенсионеры. Молодежь списала ее со счетов, репатрианты повернулись к ней спиной, «сефарды» (выходцы из арабских стран) обвинили во всех своих бедах.

Сложное положение, в котором оказался Шарон, местные газеты назвали «напастями победителя». Ведь он оказался в той же ситуации, в которой находился в ноябре прошлого года, когда решил пойти на выборы. И сейчас он наверняка говорит себе: «Победа победой, а что мне с ней делать?»

Еще в ходе предвыборной кампании Шарон заявил, что это будет его последний срок в качестве премьер-министра, после чего он уйдет на пенсию и вернется на свою ферму. Совершенно очевидно, что он хочет доказать своим критикам, что способен победить террор, сделать первый шаг в канун политического урегулирования и войти в историю Израиля как вождь, который принес своему народу мир.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4442, 6 февраля 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

 ...