Кризис в НАТО и противостояние
сторонников и противников войны в Ираке
накануне решающего заседания СБ ООН 14 февраля 2003 года:

Америка призывает одуматься

Кризис в отношениях между США и ее ведущими европейскими союзниками Францией и Германией нарастает с каждым днем. 10 февраля Франция и Бельгия наложили вето на поставки в Турцию зенитных комплексов «Пэтриот» и специальных подразделений по борьбе с химическим и бактериологическим оружием. Германия поддержала Париж и Брюссель.

Такое случилось впервые за 53 года существования НАТО до этого все государства альянса единогласно поддерживали предоставление военной помощи любому государству-члену Североатлантической организации.

На следующий день президент Буш призвал Францию, Германию и Бельгию пересмотреть свое решение. «Я глубоко разочарован тем, что Франция блокирует решение НАТО оказать помощь Турции, сказал Дж. Буш. Это наносит ощутимый вред альянсу».

США не случайно упоминают в первую очередь Францию. Именно эта страна (а не Германия) является постоянным членом Совета Безопасности ООН и имеет право вето. Только она, судя по всему, может заблокировать принятие новой, еще более жесткой резолюции по Ираку в пятницу 14 февраля, когда с очередным докладом выступит глава инспекторов в Ираке Ганс Бликс. И если французское правительство пошло ва-банк, заблокировав предоставление Турции военной помощи, то какой поддержки силовой акции против режима Саддама Хусейна можно ожидать от него в ООН?

Американское руководство пребывает в растерянности. В Вашингтоне с помпой принимают австралийского премьер-министра Джона Ховарда, который декларирует безусловную поддержку военным планам США и готов послать в Ирак своих военнослужащих. Американский президент звонит премьер-министру Дании Андерсу Расмуссену, пытаясь заручиться поддержкой небольшой европейской страны, имеющей символические вооруженные силы. Госсекретарь Пауэлл принимает президента Эквадора Лусио Гутьерреса, но после этой встречи руководитель американской дипломатии говорит журналистам не о двусторонних отношениях с этой латиноамериканской страной, а о том, что Германия, не являющаяся постоянным членом СБ, не может наложить вето на резолюцию по Ираку.

Министр обороны США Дональд Рамсфельд утверждает, что, несмотря на противодействие со стороны ряда европейских союзников, военная акция против режима Саддама состоится с одобрения ООН или без него. Однако и он расстроен (или разочарован?) действиями ведущих американских союзников в Европе.

Накануне того как разгорелся спор в отношении Турции, президент Буш и члены его администрации отвергли франко-германский альтернативный план, который предполагает предоставление работающим в Ираке инспекторам дополнительное время на продолжение проверки, увеличение их числа в три раза, а также поддержку их действий крупным контингентом миротворческих сил ООН. «Если он (Саддам Хусейн) не хочет сотрудничать, увеличение числа инспекторов в три раза не поможет выйти из тупика, заявил государственный секретарь США Колин Пауэлл. Идея большего числа инспекторов, расширения бесполетных зон и всего прочего это ложный маневр, а не решение проблемы».

О том, что план Германии и Франции неприемлем, объявила и Кондолиза Райс, помощник президента США по национальной безопасности. Ее суждение о политике европейских союзников США прозвучало еще более резко, чем из уст госсекретаря. «Да, есть некоторые отдельные державы, которые не понимают важности защиты дееспособности Совета Безопасности ООН, сказала Райс, но они не составляют большинства в Европе».

Американские руководители выступили со своими заявлениями вскоре после того, как глава инспекторов в Ираке Ханс Бликс и директор МАГАТЭ Мохамед Эль Барадей подали из Багдада несколько оптимистических сигналов. После двухдневных переговоров с высокопоставленными иракскими представителями у них сложилось впечатление, что Багдад «начал менять свою позицию». О чем идет речь? Бликс заявил, что иракцы передали ему прежде не доступные инспекторам документы, которые касаются накопленных Ираком запасов спор сибирской язвы, химического агента под названием VX, а также ракетного оружия. «Я надеюсь, что мы присутствуем при начале более серьезного отношения к вопросам разоружения», сказал после переговоров в Багдаде Бликс.

Администрация Буша отреагировала на сообщения Бликса с нескрываемым скепсисом. «Изменения позиции недостаточно, сказал президент Буш. Задача инспекторов не вести переговоры с Ираком, а проверить, есть ли у него оружие массового поражения».

С таким же скепсисом американская дипломатия отреагировала и на сообщение Ирака о том, что он согласен с полетами американских разведывательных самолетов U-2 (равно как и самолетов Франции и России) над своей территорией, а также намерен внести на рассмотрение парламента закон, запрещающий производство оружия массового поражения. Буш объявил решение Ирака очередной уловкой «последнего часа». «Саддам просто пытается выиграть время», сказал американский президент.

Разрубить этот дипломатический клубок США могут лишь с помощью военной акции против Ирака. И Вашингтон, и его европейские оппоненты становятся пленниками созданной ими самими ситуации, при которой путь к отступлению становится с каждым днем все более тяжелым.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4443, 13 февраля 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...