Новое государство на Балканах

Название «Югославия» отходит в учебники истории

В конце января республиканские парламенты приняли Конституционную хартию государственного содружества Сербии и Черногории и закон о ее проведении в жизнь. Оставалось высказаться только союзному парламенту.

«Историческое» заседание Союзной Скупщины СРЮ состоялось 4 февраля 2003 г. в Белграде. На общем торжественном заседании обеих палат, длившемся не более трех минут (!), председатель Палаты граждан Драголюб Мичунович официально объявил о вступлении в действие Конституционной хартии. С этого момента перестало существовать государство под названием «Союзная Республика Югославии», а его место на той же территории (включая Косово, находящееся под протекторатом ООН) заняло содружество Сербии и Черногории. Название «Югославия», встречавшееся в той или иной форме в политической географии Юго-Восточной Европы с 1929 г., окончательно сдано в архив истории.

Подписанное в Белграде еще 14 марта 2002 г. сербо-черногорское соглашение о принципах государственного содружества предусматривало написание и принятие Конституционной хартии еще до конца июня того же года. Однако огромные внутренние противоречия теперь уже бывшей СРЮ оттянули рождение новой государственной формы на Балканах больше чем на полгода. До первой годовщины подписания Белградского соглашения, если не возникнут новые трудности, можно ожидать окончательного формирования органов нового государства.

*

Согласно принятой Конституционной хартии, государство (или содружество государств), именуемое Сербия и Черногория, будет иметь всего несколько общих учреждений и органов власти: Скупщину (парламент), президента, совет министров, суд и армию.

Скупщина будет состоять из 126 депутатов, избираемых на 4 года прямым голосованием в каждой из республик: 91 от Сербии и 35 от Черногории. Только первый созыв новорожденной Скупщины будет избран депутатами ныне существующих республиканских и союзного парламентов последнего созыва. Для достижения компромисса по этому вопросу понадобилось несколько месяцев. Дату проведения первых «выборов» в Скупщину Сербии и Черногории назначит президент СРЮ Воислав Коштуница, полномочия которого продолжаются еще 30 дней после провозглашения Хартии.

На своем первом заседании Скупщина изберет председателя и его заместителя, которые должны быть представителями двух республик. На втором большинством голосов будет избран на четыре года президент Сербии и Черногории (уже известно, что президент будет из Черногории: средства информации, ссылаясь на «источники», называют имя Светозара Маровича, умеренного сторонника Джукановича).

*

У нового государства нет столицы, а его административный центр находится в Белграде, где располагаются Скупщина и совет министров. Вооруженными силами Сербии и Черногории командует Верховный совет обороны, в состав которого войдут три президента. Решения о применении вооруженных сил Верховный совет обороны принимает на принципах консенсуса. Призывники и офицеры могут служить на территории своей республики.

По истечении трех лет республики-члены имеют право предложить изменения государственного статуса, в частности выйти из содружества, что может быть сделано только в результате референдума.

Белградским соглашением и Хартией признается сосуществование двух разных экономических систем и предусматривается процесс их «гармонизации» (на котором особенно настаивают представители Евросоюза). У Черногории остается свой Центральный банк, валюта (евро) и таможня; валютные же и таможенные органы СРЮ низводятся на республиканский уровень Сербии. Национальный банк СРЮ, одним из первых, уже переименован в Национальный банк Сербии.

В ООН и остальных международных организациях Сербия и Черногория будут иметь один голос (на паритетной основе путем ротации).

У нового государства Сербии и Черногории пока нет нескольких важных символов государственности: флага, герба и гимна. До принятия новых остаются старые символы СРЮ, а гимном песня славянофилов XIX столетия «Гей, славяне», служившая гимном Югославии с 1945 г.

Что касается флага (хотя у Сербии и Черногории один бело-сине-красный флаг), представители двух республик никак не могут договориться насчет цвета его центральной полосы, быть ли ей темно-синей или же небесно-голубой?..

Однако, кроме символов, без которых жить можно, у новорожденного государства нет и бюджета! На правах временного источника финансов останется в силе Закон о бюджете СРЮ на 2003 г. Некоторые считают, что парламент нового государственного образования до бюджета доберется в лучшем случае только осенью.

*

Описанное выше, можно сказать, идеальная сторона свершившегося факта. На самом деле провозглашение государственного содружества ни у кого из политических деятелей, непосредственно участвовавших в его перекройке, не вызвало энтузиазма. Пока один только министр финансов Сербии Божидар Джелич выдвинул более-менее убедительный аргумент в его пользу: «Если говорить о сокращении союзной администрации и переходе к новому способу финансирования совместного государства, то Сербии удастся сэкономить 5-8 млрд. динаров (83,3-133,3 млн. евро) в год».

В одном министр Джелич прав. Под контролем союзного правительства бывшей СРЮ оставалась практически только Сербия, граждане которой кормили за счет налогов всю республиканскую и всю союзную администрацию и, главное армию, тогда как Черногория с 1998 г. в союзных финансах вовсе не участвовала. Правда, и подавляющее большинство работников союзных органов граждане Сербии, и сокращение рабочих мест в этих органах увеличит число безработных на 7-8 тыс. человек. На прошлой неделе уже началась ликвидация более 30 союзных учреждений начиная с Верховного и Конституционного судов и прокуратуры.

Премьер-министр Сербии Зоран Джинджич был единственным из подписавших Белградское соглашение, кто присутствовал на трехминутной церемонии провозглашения сербо-черногорского государства. Выйдя из зала, он заявил: «Всем известно, что я с самого начала указывал на проблемы и недостатки этого образования, но я думаю, что на данный момент это максимум возможного. В прошлом мы строили государства с далеко идущими целями, и все это проваливалось. На этот раз мы строим государство с минимальными целями, и я надеюсь, что как раз поэтому оно окажется более удачным, чем предыдущие».

Мило Джуканович, бывший президент Черногории, а теперь ее премьер-министр, заявил 5 февраля, что это «логичный конец государства (СРЮ), служившего ширмой экспансионистских замыслов Слободана Милошевича главного носителя великосербских замыслов».

*

Сербские и черногорские политики, независимо от того, высказывались они за принятие Хартии или за ее отвержение(отклонение, отторжение,неприятие), понимают, что весь проект это только (трехлетняя?) отсрочка окончательного распада совместного государства.

Единственный, кто выразил удовлетворение в связи с принятием Хартии, это координатор ЕС по вопросам внешней политики и безопасности Хавьер Солана, приложивший большие усилия для подписания Белградского соглашения. Это его детищем считают содружество Сербии и Черногории, а новое государство не без насмешки называют «Солания».

«Вдохновляющее» давление ЕС на участников сербо-черногорских переговоров свидетельствует о том, что Евросоюз, ранее поддерживавший образование новых государств на Балканах, теперь действует в качестве объединяющей силы.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4443, 13 февраля 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...