«Консенсус, от которого зависит будущее Европы»

17 февраля на чрезвычайном саммите стран-членов Европейского союза удалось сохранить видимость единства

«Если европейские страны не найдут общий язык при оценке современной обстановки на Ближнем Востоке, я имею в виду прежде всего Ирак, то Евросоюз как сильный игрок может вообще сойти с мировой арены!» такое пессимистическое заявление сделал перед самым открытием встречи на высшем уровне в Брюсселе председатель Европейской Комиссии Романо Проди.

Буквально за несколько часов до начала брюссельской встречи стран ЕС НАТО с большим трудом удалось преодолеть едва ли не самый глубокий кризис за всю историю существования этой организации. Как известно («РМ» N 4443), Франция, Бельгия и Германия блокировали военную помощь Турции, которая может пострадать от ударов иракских ракет в ответ на вооруженное вторжение США с турецких военных баз. Позиция Берлина, Брюсселя и Парижа была твердой: планирование защитных мероприятий ввергает НАТО в логику войны в Ираке и претендует на решение, право на которое принадлежит только Совету Безопасности ООН.

В конце концов Генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон сделал решительный ход. Он добился принятия резолюции о планировании военной помощи Турции в рамках Комитета военного планирования, куда Франция (как и в некоторые другие военные структуры НАТО) не входит. При этом в резолюции было подчеркнуто: эти планы никак не означают, что НАТО как организация может участвовать в военной операции против Ирака, если США все-таки начнут односторонние военные действия.

Характерная деталь: заседания Комитета военного планирования длились 13 часов подряд, и решение было объявлено около полуночи воскресенья 16 февраля. Но механизм разногласий уже был запущен, и только экстраординарная встреча лидеров стран ЕС могла затормозить его опасное и непредсказуемое раскручивание.

Утром в понедельник 17 февраля, когда к «розовому бункеру», как называют в Брюсселе здание Евросовета, съезжались министры иностранных дел, стало известно, что страны кандидаты на вступление в ЕС по инициативе Великобритании должны были принять участие в заседаниях саммита. По мнению наблюдателей, Лондон хотел получить дополнительные в пользу своей позиции голоса стран «вильнюсской десятки», подписавшей письмо, в котором говорилось о полной поддержке политики США в вопросе о военном решении иракской проблемы. Однако большинство членов ЕС высказались против их участия: государствам-новичкам была обещана лишь информационная встреча на следующий после саммита с участием Романо Проди, Хавьера Соланы, Криса Паттена и нынешнего председателя Евросоюза, главы греческого правительства Костаса Семитиса.

Что говорилось за плотно закрытыми дверями на 6-м этаже «розового бункера», осталось для многих тайной. Но то, что разговоры велись на повышенных тонах, в этом были уверены все. В кулуарах даже ходила шутка, что на рабочем ужине глав государств и правительств вилки и ножи были заменены пластмассовыми, настолько острыми могли оказаться дискуссии. Правда, выступая на заключительной пресс-конференции, нынешний председатель Европейского совета утверждал, что дебаты, «несмотря на свою сложность, были открытыми и конструктивными».

В принятой поздно вечером совместной резолюции Евросоюз впервые не исключил возможность применения против Ирака военной силы. Однако сделал ряд важных оговорок. Во-первых, было отмечено, что сама война «не является неизбежной» и страны ЕС делают все, чтобы добиться мирного разрешения кризиса. Военные действия называются в резолюции «последним средством», к которому можно будет прибегнуть, только когда будут исчерпаны все другие. При этом любая международная силовая акция должна отвечать нормам Организации Объединенных Наций. ООН называется в резолюции «преобладающим инструментом для решения конфликта». Не случайно на саммите присутствовал Генсек ООН Кофи Аннан, который заявил, что «иракский кризис желательно решить мирным путем».

В документе ЕС содержится жесткое требование к Саддаму Хусейну безотлагательно выполнить все требования резолюции СБ ООН N1441 и сделать все для успешного завершения работы группы инспекторов. «Багдад не должен поддаваться иллюзии, говорится в резолюции. Время стремительно истекает, и только руководство Ирака будет ответственно за то, что не использовало последний шанс, данный ему мировым сообществом». И в этом содержится главное, за счет чего страны ЕС смогли прийти к консенсусу, сохранив хотя бы видимость «единой политики Евросоюза, от которой зависит будущее Европы».

Именно эта консолидация «старой Европы» обострила ее реакцию на действия стран-кандидатов, которые поспешили во всем следовать в фарватере заокеанского политического корабля. Наибольший эффект вызвало заявление президента Франции Жака Ширака. Он буквально обрушился на «строптивую десятку», обвинив ее в легкомыслии, недальновидности и даже в «неумении промолчать в нужный момент». А председатель Еврокомиссии Романо Проди в разговоре с представителем телевидения Латвии заметил, что страны, поставившие свои подписи под письмом о поддержке США, откровенно проигнорировали общие ценности, накопленные за все время существования Европейского союза.

Не случайно уже через час с небольшим после окончания «информационной встречи» с кандидатами «вильнюсская десятка» выступила с заявлением, в котором все страны кандидаты на вступление в ЕС выразили свою полную поддержку выработанной общей линии Евросоюза в вопросе о решении иракского кризиса. «Сила Европы в общих ценностях, и наш долг всячески поддерживать и укреплять этот фундамент сильной и эффективной демократии», говорится в этом заявлении.

В конечном итоге Евросоюз остался «союзом», хотя наблюдатели отметили, что на ломберном столике с флажком ЕС появились темные пятна.



©   "Русская мысль", Париж,
N 4444, 20 февраля 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...