Иван Простаков:
«ВТО будет хорошей школой
для России, чтобы научиться
наступательно действовать»

Беседа с торговым представителем РФ во Франции

Этот вопрос занимал меня и до того как я стал торговым представителем России во Франции, но до сих пор я не нашел для себя однозначного ответа. Если судить только по показателям товарооборота между Россией и Францией, то дела обстоят не так уж и плохо. Существуют наработанные годами связи, прочные и давние традиции. Достаточно назвать практически любую крупную французскую фирму, и обязательно найдутся какие-то проекты, которые она осуществляет с Россией. Однако стоит только начать сравнивать Францию с ее ближайшими европейскими соседями, и обнаружится отставание на российском направлении. Например, если и раньше, в советские времена, Германия по товарообороту с СССР обгоняла Францию, то теперь, говоря о России, этот разрыв стал увеличиваться. Или взять Италию, которая раньше по объемам торговли на российском рынке уступала Франции, а сейчас обогнала ее. Так что вопрос состоит не в том, почему дела обстоят плохо, а почему они обстоят хуже, чем могли бы.

Сегодня принято говорить, что Россия сложная для работы страна. Но тогда получается, что есть иностранцы, которым удается работать на нашем рынке, и те, у которых это получается менее успешно. Возможно, французы привыкли работать в определенной среде с определенными правилами и трудно приспосабливаются к иной ситуации. Они смотрят на Россию со стороны и не очень понимают, что там происходит. Одна из важных задач сегодняшнего дня и состоит в том, чтобы побольше и поточнее объяснить французам происходящие у нас изменения. Они должны понять, что Россия это страна, с которой можно работать. Тем не менее для меня как экономиста свести все к особому менталитету французов было бы слишком большим упрощением, а найти какой-то более экономический, более рациональный ответ на этот вопрос пока не удается, хотя я беседовал об этом и c бизнесменами, и с профессорами университетов, и со специалистами по России.

Безусловно, есть. И сравнение здесь может получиться в пользу французов. Итальянцы, и это общеизвестный факт, легко идут на контакт, быстро переходят с формальных отношений на неформальные, что, конечно, очень способствует быстрейшему подписанию контрактов. Но, с другой стороны, итальянцы отличаются определенной неорганизованностью и недисциплинированностью. Это отмечают все, кто с ними работает. Так что начинать бизнес с ними, может быть, и проще, зато развивать сложнее. И здесь у французов могут быть свои преимущества их определенный консерватизм и приверженность традициям могут сослужить хорошую службу.

Вступление России в ВТО это признание того факта, что наша страна в полной мере входит в мировое экономическое сообщество. Может быть, данное утверждение звучит достаточно декларативно, но оно крайне важно, так же, как признание России страной с рыночной экономикой. Кроме того, вступая в ВТО, мы должны будем кардинально демонтировать свою нормативно-правовую базу. За 10 лет реформ российские фирмы и соответствующие организации подтянулись до мирового уровня по отчетности и другим показателям; тем не менее здесь остается немало недоделанного, и членство России в ВТО ускорит этот процесс. Налогообложение, права собственности, банкротства все эти вопросы также станут предметом пристального внимания и приведения в соответствие с мировыми стандартами.

Что же касается опасений, связанных с ВТО, то, конечно, на российском рынке появится гораздо больше иностранных фирм, особенно в банковской и страховой сферах. Откроются те рынки, которые до сих пор оставались практически закрытыми для иностранцев. Эта тема одна из самых острых на переговорах в ВТО. Безусловно, должны быть найдены какие-то компромиссы, и их поиск сейчас активно ведется.

При этом не надо забывать, что будут и те отрасли, которые сразу выиграют от вступления в ВТО. Я имею в виду появление преимуществ для экспортных производителей, в частности по торговле металлом. Пока, к сожалению, таких отраслей не так много, но, я думаю, что после вступления в ВТО их будет становиться больше, ведь российские фирмы станут полноправными членами экономического сообщества и к ним перестанут применять неоправданные санкции.

Безусловно, мы должны отдавать себе отчет, что членство в какой бы то ни было организации не решит автоматически всех наших проблем во взаимоотношениях с Евросоюзом или Соединенными Штатами. Давайте посмотрим на нынешних членов ВТО: нерешенных проблем между ними более чем достаточно. Последний пример конфликт между Всемирной торговой организацией и Европейским Союзом, и сейчас европейские организации ведут сложный переговорный процесс, защищая своих членов перед руководством ВТО. У США тоже постоянно возникают какие-то конфликты с этой организацией, поэтому мы тоже должны быть готовы к постоянному диалогу, нужно учиться более внятно доносить и защищать свою позицию. Нужно не жаловаться на придирки, а четко очерчивать свой круг интересов. Это у нас в последнее время начинает получаться все лучше, хотя многому предстоит поучиться, в частности использованию тех же международных организаций для отстаивания своих интересов.

Посмотрите на Францию: она очень активно действует через Евросоюз в своих взаимоотношениях с Россией, апеллируя к организациям самого высокого уровня. ВТО будет хорошей школой для России, чтобы научиться также наступательно действовать, а не занимать позицию оправдывающегося.

Определенная переориентация уже у нас произошла. Недавний пример взаимоотношения с Европой по поводу сельскохозяйственной продукции. Европа ввела ограничения на ввоз нашего зерна, а Россия, соответственно, повысила пошлины на европейское мясо. Европейцы защищали свои интересы, мы свои. Речь идет не о какой-то торговой войне, а о неких необходимых экономических мерах, за которыми последует переговорный процесс. Мы не сдаем просто так свои позиции, и членство в международных экономических организациях должно нам помочь их отстаивать.

Но хочу еще раз подчеркнуть, что главное в сегодняшних процессах это закладка фундамента по созданию единого европейского экономического пространства. Хотя Россия не является членом Евросоюза, и в том виде, в котором он существует, вопрос о ее принятии даже не обсуждается, тем не менее единое экономическое пространство России с Европой вещь вполне реальная.

На мой взгляд, данное расширение это не чисто политический шаг, а некая продуманная экономическая стратегия, по крайней мере, так хочется думать. Возможно, стратегия не самая удачная, поскольку речь идет об экстенсивном пути развития: Евросоюз увеличивает свою территорию, свои рынки, свое население, свою ресурсную базу, и получает не только новых потребителей, кому нынешние страны члены ЕС могут сбывать свою продукцию, но и более дешевую, пока еще рабочую силу. Таким образом, производство в определенных случаях может быть переброшено на Восток, издержки уменьшены и европейские товары получат конкурентные преимущества.

Вопрос в том, как долго это будет продолжаться. Ведь в перспективе Евросоюз старается нивелировать перекосы в уровне экономического развития своих членов, для этого существуют определенные региональные программы, различные фонды, и менее развитые страны постепенно подтягиваются до уровня более богатых. Следовательно, те преимущества, которые будут получены на первом этапе, постепенно будут утрачиваться. Что будет дальше я думаю, пока никто не готов ответить на этот вопрос.

Если же говорить о взаимоотношениях России и расширенной Европы, то я думаю, что продвижение экономически развитых стран на Восток, их экономическая экспансия в определенной степени на руку и нам. Например, многие французские проекты с Россией уже сегодня напрямую завязаны с французскими проектами в той же Польше, так что расширение Европы вовлечет в большей степени и Россию в европейские экономические взаимоотношения, что поможет появлению новых перспективных проектов.

Беседу вела
Вера МЕДВЕДЕВА


Париж



©   "Русская мысль", Париж,
N 4447, 13 марта 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...