Размолвка между
Москвой и Вашингтоном

Реакция Путина на действия США оказалась жестче, чем ожидалось

Начала боевых действий в Ираке ожидали давно, и поэтому оно не вызвало серьезного удивления ни политиков, ни экспертного сообщества. Еще до начала войны комментаторы разделились на два лагеря. Одни заведомо негативно относятся к действиям США, осуждают игнорирование ими Совета Безопасности ООН, претензии американцев на роль «мирового жандарма» и указывают на нефтяную подоплеку операции в Ираке. Конфликт англо-американской коалиции с Францией и Германией они расценивают как весьма серьезный, закладывающий основы новой расстановки сил на международной арене. В эту группу входят как представители оппозиции (КПРФ), так и вполне лояльные Кремлю фигуры такие, как Геннадий Райков или Дмитрий Рогозин.

Их оппоненты менее многочисленны и чаще выступают в роли экспертов Вячеслав Никонов, Александр Бовин, Иван Рыбкин. Они по-разному оценивают необходимость войны в Ираке, но исходят из того, что игнорирование ООН отнюдь не новость для мировой политики, поскольку мнением этой организации в XX веке пренебрегали многократно. Разногласия внутри НАТО рассматриваются как тактические, России не рекомендуется относиться к ним слишком серьезно. Москве предлагается не вмешиваться в события вокруг Ирака, а сделать ставку на дипломатическую активность, чтобы по итогам войны оказаться в наиболее выигрышном положении.

Эту позицию выразил один из авторов интернет-сайта «Политком»:

«Продвинутые интерпретаторы мотивации США в их войне против Ирака полагают, что мотивов поведения Белого дома два нефть и мессианские комплексы Джорджа Буша-младшего. Но пусть Америка, рискнувшая собственным здоровьем, исцеляется сама. Сама восстанавливает контакты с арабским миром если, конечно, она их, как в России все уверены, теряет. Сама восстанавливает отношения со "старой Европой". Любой доктор, который бросится выбивать из Джорджа Буша дурь, будет похож на его соседа по палате. Волна антиамериканизма, поднимающаяся сегодня в России, не делает страну безопаснее. Просто потому, что США не представляют угрозу безопасности России и будут представлять такую угрозу только в больном воображении части политиканов и отдельных генералов».

Эту точку зрения в той или иной мере разделяют Борис Немцов и Григорий Явлинский; сходные заявления в несколько более эпатирующей манере звучали из уст лидеров ЛДПР Владимира Жириновского и Алексея Митрофанова, до недавних пор занимавших отчетливо проиракскую позицию. Теперь же Жириновский говорит о возможности предоставления России оккупационной зоны на территории послевоенного Ирака.

Первоначальная реакция на войну президента России Владимира Путина, долгое время лавировавшего между англо-американской и франко-германской коалициями, выглядела как готовность к серьезному противостоянию с Вашингтоном. По словам российского президента, военная акция против Ирака большая политическая ошибка. «Если мы допустим, чтобы на смену международному праву пришло кулачное право, согласно которому сильный всегда прав и имеет право на все, а при выборе средств для достижения своих целей ничем не ограничен, тогда под вопрос будет поставлен один из базовых принципов международного права принцип незыблемости суверенитета государств. И тогда никто, ни одна страна мира не будет чувствовать себя в безопасности», заявил Путин.

Пока неясно, в полной мере эти заявления Путина отражали реальную позицию российских властей или же их аудиторией является российский избиратель, в своем большинстве настроенный антиамерикански. Известно, что Владимир Путин периодически ведет телефонные консультации с Джорджем Бушем и Тони Блейром, о содержании которых ничего не сообщается.

Тем не менее публичная реакция американских властей оказалась весьма неприятной для Москвы. 23 марта в госдепартамент США был вызван российский посол, которому заявили протест в связи с фактами нелегальной продажи российскими фирмами вооружений Ираку в период действия санкций. Американская сторона предоставила список имен, адресов, телефонных номеров людей, вовлеченных в торговлю оружием. По данным Вашингтона, российское оружие было обнаружено в Ираке на прошлой неделе.

На следующий день Путин счел необходимым скорректировать позицию и фактически выступил с критикой Саддама Хусейна, действия которого он до этого предпочитал не комментировать. «Нам известно, в каких условиях содержатся иракские пленные американской стороной. И я выражаю надежду на то, что иракская сторона также будет выполнять все требования международного права, касающиеся содержания военнопленных. Поручаю министру иностранных дел от имени российского руководства обратиться к Ираку с настоятельной просьбой следовать именно этим правилам», сказал Путин.

Заявление Путина от 24 марта и последовавшие вслед за этим комментарии пропрезидентски настроенных политиков и экспертов показывают, что однозначного решения о «разрыве» с США в Москве не принято. Как полагает политолог Глеб Павловский, «ряд тезисов у Путина прозвучал жестко. Но мы не можем поддерживать партнера в том, что считаем ошибкой, загоняющей США в угол. Америка адекватно ответила Путину на уровне пропаганды. Совсем необязательно на этот ход отвечать. Вряд ли США сделают еще одну глупость и разыграют обиду на Россию».

Председатель комитета по международным делам Совета Федерации Михаил Маргелов реанимировал тезис о партнерских отношениях России и США, отметив, что «партнерство не подразумевает тотальное единомыслие». Газета «Время новостей», которую считают близкой к президентской администрации, отмечает: «Американцы в принципе мало что потеряют от сворачивания торговли с Россией. Им ни тепло ни холодно от этого. Так что нам в случае сворачивания партнерства с Америкой придется очень туго».

Правда, даже в «антииракском» лагере не все уверены, что отказ от противостояния с США может принести серьезные дивиденды. Политолог Вячеслав Никонов считает, что Москва своими жесткими выступлениями дискредитировала себя в глазах Вашингтона, который теперь вряд ли пойдет на серьезные уступки. Часть антиамериканской «фракции» испытывает душевный подъем, надеясь, что нынешняя размолвка с Вашингтоном побудит Кремль изменить приоритеты внешней политики и отказаться от курса на сближение с США.

Но говорить, что антиамерикански настроенная часть элиты консолидирована и готова к серьезным действиям, все же не приходится. Это заметно по расхождениям среди отставных генералов с репутацией «патриотов». В то время как Леонид Ивашов говорит о политическом поражении Вашингтона (по его утверждению, кто-то «более изощренный» «подставил» администрацию США, и теперь мы являемся очевидцами крушения супердержавы), Геннадий Трошев призвал Саддама Хусейна «ради своего народа» покинуть Ирак.

Что касается находящихся в строю офицеров (как военных, так и «чекистов»), то психологически им ближе позиция Ирака, но они будут действовать, лишь получив однозначный сигнал от Путина. Такого сигнала пока не поступило. Как отмечает подконтрольное Борису Березовскому интернет-издание «Грани.ру», «Путин хоть и назвал вторжение в Ирак "серьезной ошибкой" и нарушением международного права, дав сигнал к антиамериканской истерии в российских СМИ, совсем рвать с Вашингтоном не хочет и многотысячных демонстраций в Москве организовывать не будет».

©   "Русская мысль", Париж,
N 4449, 27 марта 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...