Ирак в три хода

На то, чтобы выразить свое отношение к войне в Ираке, депутатам понадобилось три дня. В первый день 19 марта председатель агропромышленной группы Николай Харитонов предложил первый час работы Думы отвести на политические заявления представителей всех фракций и депутатских групп о ситуации вокруг Ирака. Председатель комитета по международным делам Дмитрий Рогозин убеждал коллег, что Дума за последнее время приняла уже с десяток «иракских» заявлений и что Ирак может потерпеть, но левые в конечном итоге оказались правы. 20 марта Думе пришлось обсуждать уже не ситуацию вокруг Ирака, а войну в Ираке. Общий проект постановления депутаты подготовить не смогли и четыре часа обсуждали два варианта коммунистический и рогозинский, отличавшиеся друг от друга в основном накалом эмоций. Второй иракский день в Госдуме завершился принятием рогозинского постановления, но не окончательно, а за основу. В конце концов в постановление были внесены три поправки. Во-первых, кроме предложения президенту инициировать созыв специальной сессии Генеральной Ассамблеи ООН «для обсуждения вопроса об агрессии США, Великобритании и их союзников против суверенного государства, члена ООН», в текст вставили другое предложение: «поставить в СБ ООН вопрос о вводе в Ирак сил ООН по поддержанию мира для разведения воюющих сторон». Таким образом, постановление стало более мягким (две рекомендации всегда слабее, чем одна). Во-вторых, усмотрев в иракской войне угрозу национальной безопасности, Дума предложила президенту увеличить расходы на оборону, предусмотренные в бюджете 2003 года, до 3,5% от ВВП и впредь сохранять их на этом уровне. В-третьих, Дума выдвинула инициативу по оказанию гуманитарной помощи мирным жителям республики Ирак. Возможно, авторы поправки руководствовались добрыми чувствами, но в российской (и не только) действительности выражение «гуманитарная помощь» обычно подразумевает коррупцию в крупных масштабах. Поправленное постановление депутаты практически не обсуждали. Голосов четырех фракций большинства с «Яблоком» в придачу с лихвой хватило, чтобы оно прошло. Весь боевой задор парламентариев ушел на вопросы с подковыркой в адрес министра иностранных дел, который честно прибыл в Думу. Депутатов интересовали прежде всего две вещи. Первая: считают ли МИД и лично Игорь Иванов действия союзников агрессией? Вторая: какая судьба ожидает так называемую «антитеррористическую коалицию»? Ответа на первый вопрос Иванов не дал, ограничившись тонкими намеками на то, что он не может говорить от себя лично, будучи связан служебной этикой. По второму вопросу он высказался для дипломата достаточно ясно. Если перевести на общепонятный язык: Москва дорожит обретенным партнерством с Соединенными Штатами, и никакой Ирак тут значения не имеет. Разочарованные министром депутаты из левых решили, что между американской администрацией и российскими властями существует тайная договоренность по Ираку.

©   "Русская мысль", Париж,
N 4449, 27 марта 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...