«Туркменские» результаты
референдума в Чечне

Одобрение конституции подавалось российской стороной как альтернатива войне, поэтому можно считать, что чеченцы проголосовали за мир

Чечня, 23 марта 2003 года Чеченский избирком подвел итоги прошедшего 23 марта референдума, на который был вынесен проект конституции республики. По официальным данным, явка составила около 80% избирателей. За конституцию высказались 96% принявших участие в голосовании результат, на постсоветском пространстве сравнимый разве что с выборами в Туркмении. Кроме того, одобрены законы о выборах президента и парламента Чечни.

Это было воспринято Москвой с большим удовлетворением. Владимир Путин заявил, что результаты референдума превзошли самые оптимистичные ожидания, а Сергей Ястржембский признал, что Кремль ожидал явки на уровне 2/3 избирателей и 60-70% уровня поддержки.

Сведения о том, как было организовано голосование, крайне противоречивы и вряд ли могут быть проверены. Правозащитники утверждают, что активность избирателей была низкой, а бюллетени выдавались всем желающим. Кроме того, вопреки обещаниям журналисты не были допущены на избирательные участки, где голосовали военные (а это около 80 тыс. избирателей). В то же время российские журналисты отмечают, что к урнам для голосования действительно выстраивались длинные очереди.

Вполне логичным выглядит, что самым протестным оказалось голосование в пограничном с Грузией Итум-Калинском районе, но число не поддержавших проект конституции 11% избирателей все же вызывает немало вопросов. (С другой стороны, приведенная сепаратистским «Кавказ-Центром» оценка, в соответствии с которой за конституцию высказались лишь 10% избирателей, также сомнительна.)

Уместно напомнить, что в 1995 году, когда во время первой чеченской войны было организовано голосование за Доку Завгаева, явка была куда более скромной, а Завгаев получил, по официальным данным, около 60% голосов.

Но вне зависимости от реального исхода голосования очевидно, что референдум 23 марта стал победой российских властей. Им удалось побудить значительную часть населения принять участие в голосовании, чтобы, как минимум, «не злить» Москву и не провоцировать новую военную активность. Одобрение конституции подавалось российской стороной именно как альтернатива войне. Как полагает газета «Коммерсант», 23 марта «чеченцы приняли не конституцию а предложение сохранить самим себе жизнь».

Действительно, Кремлю теперь будет сложнее возобновить масштабные боевые действия, хотя сам факт присутствия крупной войсковой группировки, агрессивно настроенной по отношению к чеченцам, будет провоцировать нестабильность. Если реконструировать события последних недель, то оказывается, что, подобно тому, как в 1995 году акция Шамиля Басаева в Буденновске привела к заключению перемирия почти на полгода, захват отрядом Мовсара Бараева заложников в Театральном центре в Москве побудил Кремль смягчить политику в Чечне и перейти к тактике «чеченизации», призванной минимизировать влияние военных.

Одобрение конституции является и очевидным успехом главы промосковской администрации Чечни Ахмада Кадырова, показавшего, что он способен обеспечить «правильный» подсчет избирательных бюллетеней. Правда, испытания для Кадырова на этом не закончатся. В декабре в республике должны пройти президентские выборы, причем Москва еще не определилась, будет ли она поддерживать нынешнего главу республики.

Определенным пропагандистским ударом по Кадырову стала состоявшаяся накануне референдума встреча Сергея Ястржембского и секретаря Совета безопасности РФ Владимира Рушайло с тремя депутатами масхадовского парламента Ичкерии. Правда, сепаратисты дезавуировали эту акцию: «Кавказ-Центр» в свойственной ему стилистике сообщал, что «в ходе подготовки к "референдуму" скудная кремлевская копилка национал-отщепенцев пополнилась тремя фигурами политических бомжей, которых Ястржембский не без удовольствия вытащил на свет божий в качестве боевых слонов атаки на Масхадова». Да и сам Ястржембский в интервью «Эху Москвы» фактически исключил возможность участия в президентских выборах Масхадова.

Но в любом случае Кадырову еще предстоит добиться от Москвы ранее обещанных ею встречных шагов подписания договора о широкой автономии в Чечне (Кадыров рассчитывает заключить его в мае, но российские власти пока не торопятся), амнистии, а также экономических уступок. Кадыров уже призвал оставлять в республике большую часть доходов от добычи нефти (сейчас Чечне остается лишь 49%). Как заметил в этой связи Виктор Шендерович, рассуждения о ширине автономии Чечни сами собой переходят в разговоры о диаметре нефтяной трубы.

©   "Русская мысль", Париж,
N 4449, 27 марта 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...