Депутаты избирателям

Скоро депутатам идти на выборы...

Парламентарии нервничают, и их прямо-таки обуревает желание сделать людям что-нибудь приятное.

На прошлой неделе Дума обсуждала два таких подарочных законопроекта. Один касался машин со спецсигналами и спецномерами, другой отсрочки от призыва в армию.

Машины с мигалками, для которых никакие правила дорожного движения неписаны, портят немало крови автомобилистам города Москвы. Для других городов России это, в общем, не проблема, а вот «неприкасаемые» машины со спецномерами, которые всех раздражают, есть и там. В связи с этим независимый депутат, председатель движения автомобилистов России Виктор Похмелкин предложил дополнить действующий закон «О безопасности дорожного движения» новой статьей, которая полностью запрещает использование спецномеров для автомобилей и дает исчерпывающий перечень случаев, когда предусматривается установка спецсигналов на автотранспорте.

Похмелкин сообщил, что если в советские времена в стране было чуть больше сотни автомобилей со спецсигналами, то сейчас мигалок почти четыре тысячи, в том числе, например, у председателей правления РАО «ЕЭС России» и РАО «Газпром», что, по его мнению, особенно возмутительно. Борьбу с привилегированными автомобилистами решили поддержать широкие депутатские массы: за инициативу Похмелкина в первом чтении голосовали 298 человек. Любопытно, что в случае принятия поправки в закон не только олигархи, но и сами депутаты Думы лишатся ныне действующих автомобильных привилегий. Сейчас думская квота 508 спецномеров (на 450 депутатов и аппарат).

Если спецномера будут ликвидированы как класс, то мигалки сохранятся но только на транспортных средствах оперативных служб (скорой помощи, противопожарной охраны, милиции, аварийно-спасательных служб), а также на оперативных автомобилях МВД, Минобороны, ФСБ, ФСО и прочих спецслужб «при условии наличия у них полномочий по осуществлению оперативно-розыскной деятельности». Правда, право утверждать перечень оперативных служб и госорганов, транспорт которых может быть оборудован спецсигналами, а также определение порядка их установки и использования останется за правительством России. Это означает, видимо, что в реальности число мигалок не сократится, поскольку правительство дало отрицательный отзыв на законопроект, а представитель правительства в Думе Андрей Логинов сказал, что считает его «бредовым», и сослался на американский опыт широкого предоставления спецномеров государственным чиновникам и структурам.

Другая инициатива, направленная на ублажение избирателя, состояла в предоставлении отсрочки от призыва отцам детей, которым не исполнилось шести лет. Напомним, что сейчас молодые отцы имеют право на отсрочку до тех пор, пока ребенку не исполнится три года. Это правило было введено в 1993 году и знаменовало собой частичную победу частного человеческого интереса над государственным. При советской власти никому не приходило в голову задумываться над тем, как будет выживать молодая женщина с грудным ребенком на руках, пока ее муж исполняет свой воинский долг.

Сейчас смягчение нравов уже дошло до такой степени, что некоторых депутатов Государственной Думы стало волновать, что из-за призыва отцов на обязательную военную службу часть российских детей вынуждена проводить как минимум два года жизни «в нищей и неполной семье» (слова из пояснительной записки к законопроекту). Более того, сторонники продления отсрочки понимают, что «при призыве супруга на военную службу ставится под угрозу ценность семьи, так как семейные узы не успели еще окрепнуть, в связи с чем возникают различные предпосылки для разрушения брака». Таким образом, семейные ценности оказываются важнее военной службы.

Разумеется, такая позиция не могла не вызвать жесткого отпора со стороны думского комитета по обороне и представителей министерства обороны. Депутаты не рискнули поддержать своих озабоченных семейными ценностями коллег, как несколькими месяцами раньше они не рискнули поддержать еще более радикальную поправку, предлагавшую освободить от воинской службы отцов детей до 18 лет. За «расширение» отсрочки (а по сути, конечно, освобождения от призыва) голосовали 136 человек: левые фракции (не все депутаты, но большая часть), СПС, «Яблоко» и по нескольку человек из групп «Народный депутат» и «Регионы России».

Существенно, что инициаторами законопроекта были представители разных фракций, от коммунистов до СПС, притом что чрезвычайную активность проявили одномандатники-центристы из «Народного депутата» и «Регионов России». Военные утверждали, что введение дополнительной отсрочки подорвет призыв. В ответ они слышали, что призыв уже ничто не спасет, а отсрочка по крайней мере сохранит детям отцов.

На этот раз генералы одержали победу, но, вероятно, кратковременную. Из их собственных слов было ясно, что, вне зависимости от законодательных рамок, комплектовать российскую армию посредством призыва они больше не в состоянии. Представители Минобороны даже не пытались ничего возразить на заявления депутатов, что армия непопулярна в обществе. Конечно, для тех российских семей, которые будут еще разрушены законом «О воинской повинности», мало радости в том, что в истеблишменте наметились некоторые сдвиги в отношении к призыву. К сожалению, отменить мигалки гораздо легче, чем реформировать армию.


©   "Русская мысль", Париж,
N 4452, 17 апреля 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...