Стабильность
с привкусом скептицизма

Итоги политического сезона 2002-2003

В последние годы август считается водоразделом между годичными политическими сезонами. Российские политики уходят в отпуска, давая простым гражданам и экспертам небольшую передышку в череде политических баталий и предоставляя возможность проанализировать итоги года ушедшего.

Стрессоустойчивость кремлевской власти

Минувший год стал продолжением эпохи путинской стабильности. Трижды за год эта стабильность подвергалась угрозе быть нарушенной. Сначала захват отрядом Мовсара Бараева заложников во время мюзикла «Норд-Ост», затем война в Ираке и наконец дело «Юкоса». В первом случае сомнению была подвергнута способность власти сдержать предвыборное обещание Путина об обеспечении безопасности граждан, во втором встал вопрос о продуманности внешней политики России, и наконец арест главы «Менатепа» Платона Лебедева и угроза ареста главы «Юкоса» Михаила Ходорковского вызвали обеспокоенность различных элитных групп и всего бизнес-сообщества, не желающих нарушения статус-кво. Но власти удалось трагедию «Норд-Оста» обернуть в свою пользу и вызвать сочувствие и понимание западной антитеррористической коалиции. Выступлением против войны в Ираке без санкции ООН Россия добилась сближения с Францией и Германией, а впоследствии была «прощена» американцами. Что же касается «дела "Юкоса"», то крайне робкое заступничество Союза промышленников и в то же время одобрение большинством населения развязывают Кремлю руки в его дальнейшем наступлении на «олигархов».

Короче говоря, все перечисленные события минувшего года стабильности не разрушили. Такая стрессоустойчивость власти говорит о том, что и в будущем политическом году серьезных сенсаций может не случиться. Ведь «нефтяная подушка» прочна, проблема пиковых выплат в 2003 году по внешнему долгу заблаговременно решена, социальная напряженность невелика, а оппозиция как таковая фактически отсутствует.

Главными интригами нового политического сезона станут результаты парламентских выборов, которые состоятся в декабре этого года. Правда, на них не столько будет решаться вопрос о власти, сколько определяться содержание второго срока президентского правления Путина. Выборы в Думу, в частности исход противостояния коммунистов КПРФ и центристов «Единой России», а также уровень поддержки правых партий станут для Кремля индикатором общественных ожиданий, которые придется учитывать для сохранения рейтинга Путина.

Что касается выборов президента, то здесь очень важно, сумеет ли Путин одержать победу уже в первом туре, сохранив за собой значительную свободу политического маневра.

Факторы кулуарной потасовки

Но на самом деле выборы и их результаты не так уж важны в современной России, ибо основные политические вопросы здесь решаются в кулуарах. И в этом плане президенту придется учитывать целый ряд важных факторов, серьезно влияющих на политический процесс.

Во-первых, это фактор команды. В 1999-2000 году Путин сделал ставку на коалицию, состоящую из «семейной» группировки, «питерских экономистов» и «питерских силовиков». За прошедшие четыре года ни одна из этих групп не смогла добиться того, чтобы после выборов 2004 года отстранить от кормила власти своих конкурентов и получить монополию власти при кремлевском дворе.

Борьба между этими группировками позволяет Путину укреплять собственные позиции по принципу «разделяй и властвуй», но в то же время расшатывает политическую стабильность, ведь большинство последних скандалов связано именно с грызней придворных кланов. Одновременно в каждой из этих групп заметны признаки раскола. Внутри «Семьи» обострились отношения между главой президентской администрации Александром Волошиным и премьером Михаилом Касьяновым, а «силовикам» трудно справляться с переданными под их контроль МВД и армией. Дело «милиционеров-оборотней» и осуждение полковника Буданова наверняка увеличат недовольство милицейской и армейской корпораций.

Во-вторых, это фактор «президентской миссии». Принято считать, что Владимир Путин серьезно верит в свою «предназначенность», но его представления о «президентской миссии» крайне противоречивы и эклектичны (сюда входят и восстановление сильной государственности, и нейтрализация олигархов, и стремление к относительно либеральной экономике, и интеграция России в мировое сообщество). К тому же отнюдь не все шаги Путина сообразуются с этой «миссией» нередко президент при принятии решений ориентируется на политическую конъюнктуру, настроения избирателей или на позицию собственного окружения.

Эта противоречивость становится заметной не только в «теневой», но и в публичной политике. Не случайно социологи фиксируют рост убежденности населения в том, что действия Путина ориентированы в основном на защиту интересов властных структур и крупного бизнеса, а не на удовлетворение чаяний «простого человека». Понятно, что в политике эта тенденция обозначилась не сегодня, но до некоторых пор общественное мнение предпочитало ее не замечать.

Рост тревоги у населения вызывает и еще одно приоритетное направление политики Путина чеченское. Нельзя однозначно утверждать, что многочисленные провалы прокадыровской стратегии Москвы привели избирателей к мысли о необходимости смягчения или, наоборот, ужесточения военной операции, но недовольство нынешней ситуацией становится все более заметным.

Нейтрализация конкурентов

Иначе говоря, в народе укрепилось скептическое отношение к заявлениям об эффективности политики Путина. Пока это не приводит к заметному снижению президентского авторитета, но все же побуждает власть активно нейтрализовывать любых политиков, потенциально способных соперничать с Путиным в борьбе за народную любовь.

Самым показательным примером этого является опала Сергея Шойгу. Его фактическое удаление с первых ролей в партии «Единая Россия» произошло вскоре после того, как социологи зафиксировали крайне высокий уровень популярности главы министерства по чрезвычайным ситуациям, сопоставимый с президентским. Очевидно, что, замени сейчас «Единая Россия» Грызлова на Шойгу на посту лидера партии, это обеспечило бы ей значительный рост «народной поддержки», и это было бы весьма кстати перед парламентскими выборами. Однако для Кремля это крайне нежелательно, поэтому ставка делается в основном на безликих политиков.

В последнее время появился еще один претендент на роль «нового Шойгу» Михаил Касьянов. Он хотя и не является суперпопулярной среди населения личностью, но своей жесткой позицией в защиту «Юкоса» снискал немало симпатий у элиты и прессы. До недавних пор Путин мог позволить себе двойственное отношение к Касьянову, ничем особенно не рискуя. Президент защищал правительство от обвинений в пассивности, но при желании мог и публично унизить премьера. Теперь же Касьянов (во многом невольно) пытается отказаться от роли «ручного премьера Путина», и это только добавит Кремлю головной боли.

Таким образом, в публичной политике главной проблемой для Путина постепенно становится нарастание общественного скептицизма. В президенте пока не видят неудачника, но и надежд с ним связывают все меньше. А в «теневой» политике на первый план выходит проблема-2008: непрозрачность процедуры передачи власти вызывает все большую обеспокоенность политиков и бизнесменов. И, как показывает «дело Юкоса», вопрос о наследнике кремлевского трона может повлиять на расстановку политических сил задолго до 2008 года.

©   "Русская мысль", Париж,
N 4468, 07 августа 2003 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

     ...