"Русская мысль", N 4241,
Париж, 15/10-98

В ЭТОМ НОМЕРЕ

(Ниже - электронная версия опубликованных статей)

Материалы (электронная версия статей) выпуска газеты

представлены здесь блоками - по рубрикам

 

ДУХОВНЫЕ ПУТИ

Иоанн Павел II

"В ОЖИДАНИИ НОВОЙ ВЕСНЫ ХРИСТИАНСТВА"

16 октября исполняется двадцать лет со дня избрания Иоанна Павла II на кафедру римских епископов. С этого дня каждое воскресенье за редким исключением Папа ровно в полдень читает вместе с собравшимися на площади святого Петра в Риме полуденную молитву Пресвятой Богородице - Angelus. Прежде чем начать молитву, Святой Отец произносит небольшую проповедь и в следующий раз обычно продолжает развивать начатую тему. Так воскресные беседы Папы складываются в циклы. Летом и осенью 1996 года он вместе со своими слушателями размышлял о духовных путях Запада и Востока, о православии и его богатствах, а также о единстве христиан и экуменизме. Сегодня мы начинаем публикацию избранных мест из этих размышлений, несомненно адресованных не только западному, но и русскому читателю.

 

Все сильнее жажда единства

Cегодня, когда Церковь празднует память святых Петра и Павла, мы должны еще раз прочувствовать силу веры этих двух апостолов, столпов нашей Церкви, для которых Христос стал страстью всей жизни. Петр словами и кровью исповедал Христа: "Ты Христос, Сын Бога Живаго" (Мф 16:16). Павел, став апостолом языков, обратился настолько глубоко, что воскликнул: "Для меня жизнь - Христос" (Фил 1:21). Память о них заставляет нас стремиться ко все большей верности и более глубокому единству.

Ровно год назад, в самый день святых Петра и Павла, я имел счастье встретиться с моим возлюбленным братом из Константинополя Патриархом Варфоломеем. Мы вместе обратились к народу, и это слово явилось неким прообразом радости полного общения, к которому мы так стремимся.

Эта встреча произошла через месяц после опубликования энциклики "С Востока свет" ("Orientale lumen"), в которой я воздал должное богатству восточной христианской традиции. И в последующие месяцы у меня было немало поводов, чтобы вернуться к этой теме.

Стремление к единству всех христиан, о котором молился на Тайной Вечере Христос, вызвано в нас Духом Божиим! Именно Он призывает нас сократить дистанцию, отбросить предвзятые мнения и узнать друг друга ближе, вспоминая о моментах наилучших отношений между Церквами Востока и Запада и особенно о единстве первого тысячелетия по Р.Х. Ведь Церковь и сейчас питается вероучительными, духовными и культурными богатствами, которые передали нам святые отцы первых веков. Богатства эти - наше общее наследство, и мы должны их вместе открывать и использовать, чтобы заново дать возможность Церкви дышать "обоими легкими", восточным и западным. Именно поэтому энциклика "С Востока свет" призывает католиков открыть для себя традиции восточных Церквей, "чтобы питаться им и содействовать, в меру возможности каждого, процессу единства" (п. 1).

Сегодня к этому же нас призывает память святых Петра и Павла. И я, будучи сыном славянского народа, чувствую в себе особое призвание от Бога трудиться ради единства. В последующие наши воскресные встречи я хотел бы обратиться к некоторым аспектам богатейшего наследия христианского Востока и показать его жизненность перед лицом великих вопросов, которые задает вере наша эпоха.

Предадим же дело единства Церквей Востока и Запада в руки Пресвятой Девы, созерцая Ее, как это описывается в книге Деяний, в кругу апостолов в ожидании сошествия Святого Духа (Деян 1:14). Мария - образ единства, в котором мы всегда должны искать вдохновение. Матерь Церкви да поможет нам в наших усилиях и направит наши шаги, чтобы "к великому Юбилею мы могли предстать если уж не полностью едиными, то хотя бы гораздо более близкими к преодолению тех разделений, которые раздирали Церковь все второе тысячелетие" ("Tertio Millenio adveniente" - "Приближается третье тысячелетие", 34).

29.6.1996

 

Столетия неразделенного христианства

Невозможно понять историю Церкви в двух ее ипостасях, восточной и западной, если не обратиться к истокам. Источник же - Христос, в Котором вся Церковь видит своего Господа. Источник - Дух Святой, Который излился в День Пятидесятницы, - основа всякой жизни и всякого дара. У истоков Церкви стоят также апостолы, свидетели Воскресения, наши отцы в вере.

Из этих живых и общих источников по нашему послушанию и Господнему замыслу должно непременно излиться новое единство, которого жаждут христиане Востока и Запада.

В деятельном ожидании этого события наша благодарная память устремляется к векам неразделенного христианства, особенно к первым векам, когда Благая Весть разнеслась из Иерусалима по всему в то время открытому миру. Разные культуры, восприняв слова Учителя, начали приносить обильные плоды. Конечно, когда процесс так широк, неизбежно возникают различия, вызывающие напряжение. Уже во времена апостолов на соборе в Иерусалиме стоял вопрос о единстве христиан из иудеев и обращенных из язычества. Это событие стало для нас свидетельством того, как нужно без компромиссов служить истине в совместном поиске терпимости и общения. К сожалению, следовать этому примеру не всегда было легко.

Но Дух Господень не даст нам покоя до тех пор, пока мы не установим полного единства между нами. Голос Его доходит до нас через святых, почитаемых и на Востоке, и на Западе, еще в первые века подвизавшихся на ниве единства и общения.

Я хотел бы напомнить вам об удивительной личности - святом Игнатии Богоносце, епископе Антиохийском. Придя в Рим, чтобы мученически пострадать, он забывает о себе и пишет проникновенные послания различным Церквам. Всем им он заповедал объединяться вокруг епископа и склонял их к взаимному общению через молитву и послания. Римской же общине он оставляет наказ, называя ее Церковью, "предстоящей в любви" (Послание к Римлянам).

И как не вспомнить другого подвижника второго века, блаженного Иринея Лионского! Родившись в Смирне и став епископом Лиона, он был как бы "мостом" между Востоком и Западом. В своем богословском трактате он говорил о вероучении как о единой традиции, которая звучит на разных языках, но из "единых уст" (Против еретиков 1, 10, 2). Церковную жизнь он представлял как "симфонию" голосов. И сам много поработал для достижения взаимопонимания по острому в тот момент вопросу о времени празднования Пасхи.

Да поможет нам Матерь Христа и Церкви идти по стопам этих великих свидетелей. Да соделает нас послушными Духу Святому, чтобы в уважении законных различий и традиций мы научились почитать друг друга и все больше утверждаться в любви и вере. Да породит в сердцах наших глубокую ностальгию по единству, чтобы мы стремились к нему с новой и твердой решимостью.

30.6.1996

 

Отцы снова говорят с нами

Важным моментом, объединяющим Церкви Востока и Запада, является совместное почитание Отцов Церкви. Этим именем мы обычно называем святых первых веков, чаще всего пастырей, которые своими проповедями и богословскими размышлениями защищали веру от ересей и казали огромное влияние на процесс соприкосновения евангельской вести с культурой того времени. Церковь считает их великими свидетелями Предания. Некоторые из них были подлинными "гигантами" истории христианской мысли и всемирной культуры.

Эпоха Отцов привлекает нас также необычайно плодотворным обменом, происходившим в то время между западной и восточными традициями.

Наибольшее влияние имели две школы, процветшие на Востоке: одна - в Александрии Египетской, другая - в Антиохии, в Сирии. В первой разрабатывалась в основном аллегорическая экзегеза Священного Писания, во второй преобладал историко-литературный подход. В обеих школах последовательно развивались две дополняющие друг друга точки зрения в размышлении об истинах веры, в особенности о тайне Воплощения. В Александрии, где оставил свой след бессмертный гений Оригена, наибольшее внимание уделялось прославлению Слова, ставшего Человеком; в Антиохии же подчеркивалась подлинная человечность, принятая Им. Оба этих взгляда составили основу веры, которую исповедует Церковь в вопросе о личности Христа.

Большая часть богословской мысли Востока дошла до христианского Запада, породив живой обмен мнениями между восточными и латинскими общинами. Однако в то время было еще непросто четко разделить две традиции, и было бы натяжкой противопоставлять их друг другу. Церковь черпает силу из обеих. Из великих представителей Востока достаточно напомнить имена трех святителей: святых Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоуста.

Они внесли неоценимый вклад в углубление христианского видения Бога, подчеркивая, что Он - по природе Своей непостижимый, превыше всякого разумения, но в то же время Приблизившийся к нам в истории спасения, открывая нам тайну Своей Троичности и даруя нам Себя в Слове, ставшем плотью и в излиянии Святого Духа. Другая важная тема их размышлений: достоинство человека, сотворенного по образу и подобию Творца и призванного жить со Христом, как усыновленный Отцу в Сыне.

Великие Отцы и Учителя Запада от святого Амвросия до блаженного Августина, от блаженного Иеронима до святого Григория Великого продолжили этот путь познания божественных тайн. Их голоса отличаются друг от друга, но все они сливаются в служении единой истине христианства. Богословская мысль Отцов Церкви была поистине симфонией мысли и жития.

Да поможет нам Пресвятая Дева заново открыть для себя это огромное и вечно живое наследие. Отцы снова говорят с нами и должны быть еще больше оценены в богословии и христианском образовании. Будучи истинными подражателями Матери Божьей, они предлагают нам пример настоящей мудрости, которая никогда не превращается в сухие умозрения, но всегда идет об руку с молитвой и святостью. Научаясь у них, мы сможем лучше следовать за Святым Духом, вновь и вновь призывающим верующих встать на путь осуществления полного единства Церкви.

4. 8. 1996

 

То, что нас объединяет, неизмеримо больше того,

что нас разделяет

Продолжая размышления о христианском Востоке, я хотел бы привлечь ваше внимание к развитию православного богословия, которое и после эпохи Святых Отцов, во времена трагического разрыва со Святым Престолом, выработало много позитивных точек зрения, глубоких и интересных гипотез, которые имеют большое значение для всей Церкви. И даже если по тому или иному вопросу сохраняются разногласия, не надо забывать о том, что объединяющее нас неизмеримо больше разделяющего.

Для развития богословия на Востоке очень важным были VIII и IX века - период "иконоборческого" кризиса, когда некоторые византийские императоры решили в корне задушить традицию почитания святых образов. Сопротивляясь этому абсурдному требованию, многие вынуждены были пострадать. В это время творили такие мыслители, как святые Иоанн Дамаскин и Феодор Студит. Их победная решимость в сопротивлении иконоборчеству проявлялась не только в приверженности ко святому искусству, но и в углублении проникновения в тайну Воплощения. Защита икон стала последним испытанием утверждения того, что Бог вочеловечился в Иисусе из Назарета. Художник старается воспроизвести Святой Лик не столько силой своего гения, сколько послушанием Духу Божию. Иконы нам говорят о Тайне, намного их превосходящей, и помогают нам почувствовать ее присутствие в жизни.

Второй характерный момент в восточном богословии родился из споров об исихазме. Так называется на Востоке молитвенная практика, при которой достигается глубочайший покой духа, погруженного в созерцание Бога через непрестанное призывание имени Иисуса. Некоторые аспекты этой практики вызвали напряжение и нарекания со стороны католиков. Следует, однако, признать правоту защитников этого метода и в особенности благое намерение показать, что христианину дана конкретная возможность соединения в глубине сердца с Богом Единым и одновременно Троичным, соединения в благодати, которое в православном богословии обозначается таким емким термином, как "теосис" - "обожение".

Именно в этом направлении православная духовность накопила богатейший опыт, наиболее ярко изложенный в знаменитом сборнике текстов, составленном в конце XVIII века Никодимом Святогорцем. Название сборника знаменательно - "Добротолюбие". В течение веков, вплоть до наших дней, православное богословие непрестанно развивалось по многим интересным направлениям, причем не только в традиционных центрах, Византии и России, но и в других общинах, разбросанных по всему миру. Достаточно вспомнить среди многих выдающихся работ богословие красоты, разработанное Павлом Николаевичем Евдокимовым на основе искусства иконописи или же углубление учения об обожении в работах православной ученой Мирры Ивановны Лот-Бородиной (1882-1965).

Сколь многое нас объединяет! Настало время, когда православные и католики должны предпринять особые усилия, чтобы лучше понять друг друга, вновь и вновь изумляясь, заново открывая свое братство и видя, как действует в их традициях Дух в ожидании новой весны христианства.

Будем просить у Марии, Матери мудрости, чтобы Она научила нас с готовностью узнавать бесчисленные проявления присутствия Бога в истории человечества. Да поможет Она нам смотреть более на хорошее, чем на плохое, видеть хорошее раньше плохого и изо всех сил стремиться к взаимопониманию, чтобы наш диалог был небесплоден даже в вопросах, по которым сохраняются расхождения. Испросим также у Святого Духа сердечной мудрости, столь дорогой для духовности Востока и необходимой для подлинного христианского опыта.

11.8.1996

 

Почитание святых - мост, связующий Церкви Востока и Запада

В святых нам по-своему светит Свет Христов, освещающий Лице Церкви (см. "Lumen gentium" п.1). Почитание святых - живой мост, связующий Церкви Востока и Запада, позволяющий нам обмениваться духовными дарами и идти навстречу полному единству.

Можно сказать, что христиане Востока и Запада "соревнуются" в любви ко Святой Деве, видя в Ней Мать Искупителя Церкви, вершину чудес, сотворенных Богом ради людей. В эти дни мы с вами торжественно праздновали Взятие Ее на небо. На Востоке этот праздник, называемый Успением, - самый большой богородичный праздник, к которому верующие готовятся постом и молитвой.

В празднике Успения восточная традиция подчеркивает важный аспект христианского видения: если всякий человек сотворен по образу и подобию Божию, то Мария ближе всех к этому образу. В Ней в полноте осуществился замысел Бога, Который хочет возвести человека на уровень Своей Троичной жизни. Мария была вознесена на самую вершину "Божьего видения". И не только потому, что, будучи Матерью, Она дала Слову Свою плоть, но потому, что вечно берегла Его в Своем сердце, как это удивительно передает нам икона "Знамение". В византийской гимнографии Мария предстает как "совокупность истины Христовой".

Вместе с Марией великим сокровищем Церкви, как Востока, так и Запада, являются святые. В них сияние Искупления. Дни их смерти мы празднуем как "рождение на небесах", и каждый день мы вспоминаем о нескольких таких рождениях. Многие святые принадлежат обеим традициям, в особенности библейские святые и святые первых веков. К ним обращены многочисленные молитвы и гимны. Они вдохновили много великих произведений искусства. В них народ видит своих покровителей, им стремятся подражать.

Если сравнить православную литургию с западной, можно заметить созерцательный характер восточной. И здесь мы должны лучше узнать и понять друг друга. В этом контексте мне хотелось бы вспомнить о святом Григории Великом. Великий Папа, именно он осознал свое служение наместника святого Петра как "раба рабов Божиих". На Востоке о нем сохранили добрую память, дав ему прозвище Двоеслов. Этот эпитет не только напоминает нам о трудах великого первоиерарха, но и является своеобразной программой святости в служении, при которой решительному отстаиванию истины всегда сопутствует способность услышать мнение другого и стремление к братскому общению.

Доверим же предстательству Богородицы пути экуменизма, на которые Господь призывает христиан. Решающим толчком, обратившим нас на этот путь, стал Второй Ватиканский собор. И нам будет легче созидать будущее святости, а это значит будущее единства, под благодатным взором общей Матери и в свете святых. К сожалению, отношения между Западом и Востоком нередко омрачались, и довольно сильно. Но сегодня, как никогда, мы должны смотреть вперед в преддверии наступления третья тысячелетия. Пресвятая Владычица наша Богородица, пример для Церкви и живой образ ее тайны, исправь наши стези!

18. 8. 1996

(С) "Русская мысль", N 4241,
Париж, 15 октября 1998 года.

 

(Окончание выпуска - в заключительном блоке)

Предыдущий блок материалов

ОГЛАВЛЕНИЕ НОМЕРА

Заключительный блок материалов


      РУССКАЯ МЫСЛЬ