ВЗГЛЯД С ЗАПАДА

По страницам прессы - западной и восточной

Накануне моего отъезда из России, на прошлой неделе, я слушала передачу "Эха Москвы", в которой слушателям задавали вопрос: имеет ли, по их мнению, спецслужба или какая-либо другая организация право похитить, уничтожить или вообще каким-либо окончательным образом устранить правителя, который вреден и опасен для своей страны или для человечества. Кто при этом определяет степень опасности или вредности - не указывалось, - по-видимому, сами убийцы. из шести позвонивших на радиостанцию (пока я слушала передачу) слушателей только один придерживался мнения, что такого рода международный "суд Линча" может быть во благо; всем остальным хватило благоразумия и правосознания, чтобы признать такого рода систему недопустимой, и на вопрос: "Даже если речь идет о чудовище, таком, как Гитлер?", - ответ по-прежнему звучал отрицательно. Это было обнадеживающим знаком в том, что касается правового сознания российских граждан.

Как раз сейчас эта тема оказалась в центре мирового внимания вследствие ареста в Лондоне, по требованию испанских судебных властей, бывшего чилийского диктатора генерала Аугусто Пиночета. Испанские судебные власти считают его ответственным за исчезновение в Чили (во времена его правления) испанских граждан, которые по политическим и идеологическим убеждениям поддерживали его противника Сальвадора Альенде. Но подозрения, выдвигаемые против Пиночета, идут на самом деле гораздо дальше и охватывают действительно всю сферу прав человека на международном уровне. Это - часть того процесса, который начался в цивилизованном мире в последние годы, а начало его восходит все-таки к Нюрнбергскому процессу. Тогда впервые был всерьез поставлен вопрос об ответственности за нарушение прав человека, и хотя много можно спорить о качестве суда, где среди судей были преступники, не менее страшные, чем подсудимые, все же это был важнейший исторический поворот, изменивший подход к человеческой личности. Сейчас идет кампания, нередко превращающаяся в борьбу, за внедрение уважения к правам человека в общественное сознание, при любых условиях, даже в ситуациях, в которых до недавнего времени принято было считать, что права человека и соблюдение законности по определению становятся иллюзией, как во время войны, революции, гражданской войны, то есть по сути дела речь идет о том, чтобы эти ситуации поставить вне закона.

Поэтому - как более или менее четко признает вся мировая пресса - история с генералом Пиночетом не является отдельным инцидентом, а имеет гораздо более всеобъемлющий этический, моральный и правовой характер. Главным (и очень трудным) вопросом в ее выяснении будет способность и воля инициаторов этого дела устранить из него всякий политический оттенок. Тут действительно можно поставить большой вопросительный знак. Среди судей в Нюрнберге не должны были присутствовать советские палачи. Сегодня можно задуматься среди прочего и о судьбе испанских граждан (в частности детей), вывезенных в Советский Союз после окончания испанской гражданской войны. Нашей сотруднице Елене Висенс дали испанскую премию за то, что она рассказала о судьбах этих людей, - и на этом все остановилось. Елена Висенс по своей инициативе и собственными усилиями подняла пласты этой главы истории, о которой правда еще не сказана, как и вообще об испанской гражданской войне. Но правда вообще не сказана обо всем том, что в нашем веке произошло в связи с коммунистами, с их участием и по их вине. В этом как раз и состоит самый опасный камень преткновения на пути к открытию правды и опасность политизации даже самых справедливых процессов: не должно быть оправдания коммунизма, и преступления, совершенные противной стороной, не должны служить таким оправданием.

В Италии, только что пришедшей к завершению уже несколько лет тому назад начатого пути, т.е. к созданию правительства под предводительством коммуниста, мы вновь и вновь имеем возможность убедиться в том, как это делается. Итальянская политическая сцена очень во многом напоминает российскую, прежде всего той фальсификацией демократии, которая здесь происходит постоянно и может привести к возвращению в этой стране несвободы. Хотя Церковь в Италии в последние месяцы и стала проявлять открытое сопротивление и высказывать осуждение политическому курсу, целью которого (достигнутой) было во что бы то ни стало избежать досрочных выборов и псевдозаконными путями вручить власть коммунистам, - все же продолжается игра в дружбу между некоторыми католическими кругами и коммунистами, и протагонисты ее тоже остаются прежними: некоторые иезуитские круги, некоторые христианско-демократические деятели, нередко очень известные. Роль судебных властей при этом в Италии очень печальна. В прошлом долгие годы бывший одним из лидеров христианско-демократической партии Джулио Андреотти, как известно, уже много лет обвиняется (и по этому поводу идет - медленно, с непонятно долгими перерывами - судебное разбирательство) в связях с мафией; обвинения до сих пор представлялись достаточно бездоказательными и фантастическими, но суд тем не менее продолжается. Сейчас мы видим поворот Андреотти (не первый, впрочем, в его многообразной политической карьере) в сторону сближения и сотрудничества с коммунистами. Журнал "Тренто джорни"...

ИРИНА ИЛОВАЙСКАЯ

Рим

(По техническим причинам версия данной статьи здесь представлена в неполном объеме)

(С) "Русская мысль", N 4242,
Париж, 22 октября 1998 г.

 

К оглавлению архива газеты

К оглавлению этого выпуска

Следующий материал

На главную страницу газеты


      РУССКАЯ МЫСЛЬ