СОБЫТИЯ И РАЗМЫШЛЕНИЯ

От среды до среды

ДАВАЙТЕ НЕГРОМКО, ДАВАЙТЕ ВПОЛГОЛОСА...

Главное - спокойствие...

Спокойствие - то, что исподволь начало воцаряться в "информационном протранстве" сегодняшней России.

Еще вчера в его недрах бушевали страсти "общенационального протеста", еще минуту назад негодующие массы и мудрые (или только что на глазах возмудревшие) политические лидеры вовсю призывали к отставке "недееспособного президента" и предрекали неминуемость всякого рода досрочных выборов. И вдруг... То есть не то чтобы что-то изменилось содержательно - все осталось по-прежнему, и темы, и интонации, и оценки. Остался недееспособным и обреченным на незамедлительную политическую кончину президент, осталось невнятным, бессодержательным и бесперспективным "розовое" правительство, так и не сумевшее до сих пор изобрести хотя бы какую-нибудь программу выхода из какого-нибудь кризиса.

Но... неуловимо изменился уровень громкости, общий стиль. Как будто по какой-то секретной, засургученной команде начал на глазах преображаться повседневный словарь.

Смысл незримой "команды" - по ее внешним проявлениям - можно попытаться восстановить в следующих звуках: тсс! не надо шума! никто никуда не идет! не о чем беспокоиться! во всяком случае, ни в коем случае нельзя позволить никому беспокоиться ни о чем, пока... - пока еще есть возможность что-нибудь поправить.

А пока что - никто никому ничем не грозит! Ничего страшного никому ни за что не будет! Просто говорить обо всем будем чуть-чуть по-другому.

Сегодня СМИ - пока еще не переходя откровенно на новые идеологические позиции - начали исподтишка перестраиваться в лексике. О правительстве и его работе начали говорить на языке товарищей Маслюкова, Абалкина и их товарищей. По страницам газет вовсю замелькало давно и по справедливости востребованное словечко "реальный" (реальная экономика, реальное производство, реальная приватизация) - но замелькало оно как антипод "нереальных" либеральных, рыночных идей.

Еще вчера общепризнанные, подтвержденные публичными уверениями в верности со стороны коммунистических губернаторов и информационных олигархов, идеи рыночных реформ, идеи либеральной экономики, тесно связанные с идеями политической демократии, вдруг оказались как бы ненароком вытеснены на обочину. Вполне солидные журналисты стали выставлять имена и терминологию, связанную с "правым" экономико-политическим направлением, в один ряд с "финансовыми пирамидами", "аферами", "криминалом" и т.д.

Такие перемены куда как содержательны, куда как действенны. Ведь даже рассуждения тех же самых газет и телекомментаторов о "неэффективности" нового кабинета выглядят сочувственными, сонаправленными устремлениям "розовой команды" Маслюкова - если любые попытки обосновать противоположную точку зрения обречены, коль скоро сторонники либеральной линии используют уже опороченный, дискредитированный словарь!

Старый советский пропагандистский фокус-покус - представить оппонента маргинальным, несуществующим, ничтожным, лишним на нашем празднике жизни! Вместо "диссидента" - "отщепенец". Нам ли, решающим (пусть даже не без отдельных недостатков) грандиозные проблемы возрождения отечественного крысомолочного производства, обращать внимание на жалкие происки каких-то киндерсюрпризов? (Это похабное клише в адрес Сергея Кириенко на днях прозвучало из уст Марка Захарова - чудного, чуткого автора пронзительных фильмов, всегда казавшегося мне образцом интеллигентного и порядочного человека.) Что там сотрясать воздух монетаристскими бреднями про собираемость налогов, реальность бюджета, финансовую политику? Чего там беспокоиться за судьбу президентской власти? Ну, болен дедушка и пусть себе болеет. Пока. Это все несерьезно! Давайте обсуждать действительно важные вещи: как оживить производственный сектор отечественной экономики, поддержать отечественного крестьянина, позаботиться об отечественном потребителе, на сколько процентов повысить регулируемую эмиссию и насколько ограничить контингент... Впрочем, это я уже зарапортовался. Какой еще ограниченный контингент? Откуда? Все ведь тихо-тихо, спокойно-спокойно...

Впрочем, не без контингента. На фоне удушливого спокойствия пронафталиненных разговоров на замшелом, позднесоветском новоязе - почти незаметно в качестве вполне респектабельных, допустимых, приличных высказываний начинают восприниматься такие "закидоны", которые еще недавно стояли бы в одном ряду с безумствами Макашова, Анпилова и Лимонова. Но сегодня... Сегодня - уже можно. Но только тихо! И вот уже - тихо! - бывший верный соратник Бориса Ельцина и Гавриила Попова Юрий Лужков на заплесневелом съезде "промышленников и предпринимателей" староплощадной выделки выкатывает программу "наказания виновных" в либеральных реформах, в "пирамидах ГКО" и т.д., легализуя тем самым идеологию расправы над реальными политическими оппонентами реального социализма.

И над страной сгущается тусклая деловитая тишина. Сквозь нее продолжают доноситься все более грустные, кухонные по своему настроению разговоры о "программе Маслюкова", пустых прилавках и наблюдательных советах на крупнейших телерадиоканалах. Сквозь нее все более ярко просвечивает хорошо известная конструкция "Ельцин в Горках" - все большее количество наблюдателей начинают активно обсуждать тему якобы шкурной игры президентской администрации против Ельцина.

В стране что-то происходит. Что-то очень существенное, очень неспокойное. Только тихо. Под сурдинку. Под отзвуки песенки из любимого кинофильма любимого кинорежиссера Марка Захарова. Давайте негромко, давайте вполголоса... Неделя-другая, и все успокоится... А можно начало вернуть? А даже не думай. Забудь.

ДМИТРИЙ ЮРЬЕВ

Москва

©"Русская мысль" N 4243,
Париж, 29 октября 1998г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ