МИР ЗА НЕДЕЛЮ

УЗБЕКИСТАН:

Репрессии против религиозных активистов

В Верховном суде Узбекистана (Ташкент) продолжается судебный процесс над группой жителей Андижана, обвиняемых в грабежах и терроризме (о начале процесса см. "РМ" N4241). Восемь молодых людей образовали банду, которая сначала грабила состоятельных жителей города, а затем отправилась на обучение в Тавильдаринский район Таджикистана в лагерь полевого командира Джумы-намангани - одного из руководителей разгромленной в 1992 г. в Узбекистане исламской организации "Адолат". Пройдя в мае-ноябре 1997 г. подготовку в этом лагере, члены банды двумя группами должны были вернуться в Андижан, чтобы заниматься там террористической деятельностью. Однако по пути одна из групп с оружием в руках (автомат и 29 килограммов взрывчатки) была задержана киргизскими властям и передана узбекским спецслужбам. Служба национальной безопасности (СНБ) тем самым получила бесценный подарок, оправдывающий не прекращающиеся с 1994 г. репрессии против религиозных активистов.

В первой половине октября в Ташкенте произошло сразу несколько событий связанных с репрессиями против последователей известного в городе имама Обидхона-кори Назарова. Община Обидхона-кори была единственной в городе, принадлежащей к религиозному течению, именуемому "ваххабитами" (сами "ваххабиты" так себя никогда не называют). Сначала у них отобрали мечеть, затем в мае 1998 г. под угрозой ареста имам вынужден был исчезнуть из поля зрения правоохранительных органов (по имеющимся данным, он эмигрировал). Власти тем временем начали сажать его сторонников.

2-3 октября в Ташкенте задержано шесть человек, входивших в общину. Пока известны фамилии лишь двух арестованных - Шавката Дадаева (1963 г.р., имеет высшее образование) и Мирзаахмедова (1965 г.р., потомственный врач). Все они проживали в Юнусобадском районе Ташкента, в последнее время занимались челночным бизнесом, и при задержании всем было подброшено небольшое количество героина.

5 октября в Ташкентском городском суде (он размещается в том же здании, что и Верховный суд республики) начался процесс еще над пятью последователями Обмидхона-кори: Окимхон Зияханов (1952 г.р.), Олимжан Юсупов (1966 г.р.), Моланбек Бекходжаев (1962 г.р.), Хусан Абдусаматов (1962 г.р.), Момуржан Эгамбердиев (1962 г.р.) обвиняются по ст.159 (призывы к свержению конституционного строя). Суд над ними должен был начаться еще в августе, но по различным причинам несколько раз переносился. С 15 октября подсудимые и их семьи бойкотируют процесс (отказываются заходить в зал заседаний) в знак протеста против необъективного его освещения государственным телевидением. В своем заявлении в прокуратуру они требуют от телевидения официальных и публичных извинений. Это новая для Узбекистана форма давления общественности на суд - свидетельство того, что оппозиция совершенствует и усиливает формы своего протеста. Еще два года назад исламские активисты не только не решались открыто протестовать против заведомо несправедливых судилищ, но даже боялись рассказать о них западным журналистом. Теперь присутствие западной прессы и представителей посольств на подобных процессах стало привычным явлением.

19 октября Юнусобадский районный суд Ташкента приговорил еще одного члена общины - Гуламсодыра Мусаджанова (1958 г.р., шестеро детей) - к 12 годам лишения свободы. Он обвинялся в хранении наркотиков (2,5 г героина подбросили ему при задержании в карман), оружия (толовую шашку "нашли" под одеялами при обыске в доме), а также в антигосударственной деятельности, выразившейся в общении с гражданином Иордании, являющимся, по данным следствия, членом "исламской партии, выступающей за построение исламского государства". Изъятые в доме деньги: 2885 сумов (16 долл. по курсу черного рынка), 25 долларов и 10 казахских теньге (10 центов) - пошли в доход государства. Срок, возможно, был бы меньше, но нищая семья не смогла собрать 4 тысячи долларов, которые следователь просил за то, чтобы из дела "исключили" хранение взрывчатки".

22 октября судебные исполнители Шахантухурского районного суда в очередной раз попробовали выселить на улицу семью имама Обидхона-кори на том основании, что она четвертый год проживает в квартире по временному ордеру. Собравшаяся на защиту семьи группа (около 80 человек) сумела добиться отмены решения суда.

НИКОЛАЙ МИТРОХИН

Москва

©"Русская мысль" N 4243,
Париж, 29 октября 1998г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ