РОССИЯ СЕГОДНЯ

Правительство пытается восстановить монополию на алкоголь

Однако структуры, занимающиеся контрабандой и нелегальным производством алкоголя, пока сильнее государства

В условиях острой нехватки бюджетных ресурсов и малоперспективности существенного роста налоговых поступлений правительство Евгения Примакова вынуждено искать новые источники финансирования. Традиционно один из первых "сусеков", по которым скребут в подобных ситуациях российские правители, - это рынок спирта и ликеро-водочных изделий.

При советской власти ликеро-водочные изделия приносили примерно 30% бюджетных доходов. Но после распада СССР, вследствие ослабления функций государства, контроль над этой отраслью был утрачен, и российское государство лишилось огромных доходов. На протяжении последних лет реформ все правительства стремились вернуть под государственный контроль хотя бы производство этилового спирта и установить монополию на торговлю горячительными напитками, однако ни одно из них не смогло реально осуществить свои планы.

По данным Госналогслужбы, сегодня не менее 50% алкогольной продукции, реализуемой на российском рынке, производится нелегально и не облагается налогом. Недавно вице-премьер Геннадий Кулик привел такие цифры: в прошлом году в России было продано 214,6 млн. декалитров водки, из которых лишь 86 млн. - это официально произведенные и импортированные напитки; только за октябрь этого года органы внутренних дел раскрыли по всей России 132 подпольных цеха по производству спиртных напитков. А министр внутренних дел Сергей Степашин, выступая в Совете Федерации, обратил внимание на то, что только в 1997 г. от употребления некачественной спиртной продукции умерло более 27 тысяч россиян. По данным МВД, неучтенная продукция нанесла в нынешнем году ущерб бюджету в размере 30 млрд. рублей: эти деньги идут на подпитку теневой экономики и криминальных структур.

Борьба российской власти против нелегального производства и импорта спиртных напитков осложнялась растущей коррумпированностью государственного аппарата на разных уровнях и неоднократно грозила затруднить отношения России с ее соседями, которые получают существенные доходы от контрабанды спиртных напитков. Согласно информации Государственного таможенного комитета (ГТК), контрабандный спирт ввозится в Россию главным образом с Северного Кавказа, Украины, из Прибалтики, Казахстана и Белоруссии.

Белоруссия, например, в течение нескольких лет использовала недоработки в регулировании деятельности Таможенного союза для беспошлинного ввоза в Россию алкогольных напитков, получая при этом огромную прибыль и фактически грабя российский федеральный бюджет. Та же ситуация наблюдается в отношениях с Грузией. Представители ГТК уверены, что построенная недавно автомобильная дорога через высокогорные перевалы Кавказа из Грузии в Чечню будет использована контрабандистами для того, чтобы обходить российские таможенные и пограничные посты.

Активно занимаются спиртовым бизнесом и некоторые субъекты Российской Федерации, что осложняет отношения между центром и регионами. Достаточно упомянуть лишь пример Северной Осетии, производящей алкогольные напитки в огромных количествах в основном из контрабандного спирта. Некоторое представление о масштабах водочного производства в республике могут дать следующие цифры: в водочной индустрии работают примерно 32 тысячи человек, а во всех остальных отраслях промышленности - не более 10 тысяч.

Как известно, в конце прошлого года именно попытки российских властей перекрыть кавказский путь контрабанды спирта привели вначале к осложнениям в отношениях с Грузией, а затем к отставке тогдашнего директора Федеральной пограничной службы Андрея Николаева. За 1998 год положение мало в чем изменилось, хотя представители ГТК и уверяют, что им удалось "прикрыть северокавказский контрабандный спиртовой путь".

Но вот недавно дальневосточные таможенники перехватили значительный груз контрабандного китайского спирта. Активизировались спиртовые контрабандисты и на российско-казахстанской границе. Вообще таможенники отмечают, что методы нелегального провоза спирта разнообразятся: участились, например, попытки ввезти алкогольное сырье в виде антифриза и других жидких химикатов.

Правительство Примакова объявило, что разработало ряд комплексных мер для восстановления спиртовой госмонополии. ГТК намерен, например, создать на основных направлениях контрабанды подвижные оперативные таможенные группы, которые будут тесно взаимодействовать с органами внутренних дел и пограничниками. Планируется также жестче контролировать маршруты транзита и перевозки спирта по территории России. Он будет перевозиться "исключительно уполномоченными ГТК таможенными перевозчиками" по специально предусмотренным маршрутам.

МВД России предлагает в свою очередь усовершенствовать порядок лицензирования предприятий, производящих алкогольную продукцию. По мнению С.Степашина, отзыв лицензии у недобросовестных производителей "позволит резко сократить спрос на поставки нелегального спирта и даст возможность усилить контроль за остальными предприятиями". Более того, федеральное правительство хочет вообще приостановить выдачу новых лицензий на производство спиртовой продукции, поскольку, по его данным, объем производства официально действующих спиртных заводов более чем в полтора раза превышает объем потребления в России. Вряд ли это понравится "водочным генералам", которые, как опасается С.Степашин, могут начать саботировать меры правительства - свернуть выпуск алкогольной продукции с последующим образованием ее дефицита на рынке, что может привести к новому всплеску трудно контролируемого подпольного производства.

Усиление контроля за спиртовым рынком через лицензирование активно используется и столичными властями, которые ввели довольно жесткие условия деятельности ликеро-водочных предприятий и резко сократили количество "подозрительной" водки. По словам руководителя департамента потребительского рынка правительства Москвы Владимира Малышкова, за год доля подпольного пития, продаваемого в Москве, снизилась примерно в 8 раз - с 40 до 5-7%. К тому же в столице запрещена продажа спиртных напитков на рынках, что, по мнению московских руководителей, должно защитить население от некачественной продукции.

В настоящее время федеральное правительство планирует взять под свое управление контрольные пакеты всех предприятий, производящих напитки крепостью более 28 градусов. В руках государства должны оказаться и контрольные пакеты предприятий, занимающихся оптовой торговлей алкогольными напитками. По мнению российских властей, все эти меры должны дать существенное пополнение в бюджет - более 1,5 млрд. рублей до конца этого года. Однако есть множество поводов сомневаться в успешности этих планов.

Как уже сказано, нелегальное производство и оборот алкоголя опутывают все слои российского общества, не исключая властных структур всех уровней. Информационные агентства регулярно сообщают об арестах высокопоставленных деятелей, замешанных в нелегальном алкогольном бизнесе. К сожалению, структуры, занимающиеся контрабандой и нелегальным производством алкоголя, пока сильнее государства. Они создают рабочие места и вовремя платят зарплату. Они притягивают людей, не имеющих другой возможности заработать для поддержки своей семьи. К тому же в глазах многих россиян власти, объявившие войну спиртовому криминалу, - так же нечисты на руку, как контрабандисты и "цеховики".

Учитывая все это, планы правительства пополнить казну за счет оборота ликеро-водочной продукции выглядят неосуществимыми. Кажется нереальным, чтобы в столь кризисное время, в условиях полного развала государства, оно сумело побороть или хотя бы загнать в угол водочную мафию. Уж слишком неравны силы противостоящих сторон.

МИХАИЛ ВИСЕНС

Москва

© "Русская мысль",
Париж,
N 4247 26.11.98 г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ