РОССИЯ СЕГОДНЯ

Персональное дело Кирсана Илюмжинова

Хочешь денег - требуй независимости

Выступление президента Калмыкии Кирсана Илюмжинова, в котором прозвучали слова о возможном выходе республики из состава России, стало первой за долгое время публичной угрозой территориальной целостности страны. Это потребовало от федерального Центра экстренной реакции: несмотря на де-факто совершившийся выход Чечни за пределы российского правового поля, не только руководство федеральной исполнительной власти, но и вся политическая элита России категорически отстаивает принцип единства страны в ее нынешних, международно признанных границах. Депутаты Государственной Думы поручили своему спикеру связаться с генпрокурором Юрием Скуратовым и предложить ему дать оценку демаршу президента Калмыкии. Сам Геннадий Селезнев заявил, что Илюмжинов "должен уже давать показания в "Матросской Тишине" или в "Лефортове"". А глава государства обязал секретаря Совета Безопасности Николая Бордюжу "обеспечить безусловное соблюдение конституции" в связи с инцидентом.

Правда, порешили всё миром. Власти Калмыкии разъяснили, что выступление их президента "не является актом сепаратизма". Илюмжинов якобы лишь предложил России выбрать: либо "официально признать незаинтересованность в сохранении Калмыкии в своем составе", либо "гарантировать механизм соблюдения конституции и бюджета РФ" в отношении республики. На совещании в Совете Безопасности 21 ноября мятежный президент еще раз повинился и согласился со всеми требованиями Центра. Взамен, надо полагать, республике возобновят перечисление бюджетных трансфертов*

Рецепт финансового успеха по-калмыцки

Господствующая версия относительно причин и подоплеки калмыцкого скандала обыгрывает многочисленные признаки "торгового" характера выступления Илюмжинова. Среди них - длительный конфликт между руководством республики и федеральным Минфином по поводу недофинансирования Калмыкии; изначально экстремистская, рассчитанная на громкое "эхо" в СМИ тональность, в которой выступил Илюмжинов; затем быстрый отказ от требований независимости в пользу куда как более скромных - финансовых - претензий к центру; горячее опровержение якобы неверной интерпретации, в которой журналисты донесли до общественности слова президента; ритуальное покаяние и согласие принять комиссию Совета безопасности для проверки выполнения финансовых договоренностей между республикой и центром.

Если верить этой версии, то калмыцкий лидер с самого начала рассчитывал, напугав Москву возможностью перевода застарелого конфликта из финансовой в политическую плоскость, "приструнить" Минфин и Центробанк руками премьер-министра и администрации президента, в чьей компетенции ныне находится забота о единстве и территориальной целостности страны. Параллельно планировалось замять и другие острые вопросы: об эмиссии, проведенной Нацбанком Калмыкии по распоряжению президента республики в августе (в результате чего Нацбанк был упразднен решением Центробанка России, а его функции переданы Главному управлению ЦБ по Волгоградской области), о нецелевом расходовании федеральных трансфертов (Минфин со ссылкой на результаты проверки Генпрокуратуры заявляет, что две трети суммы трансфертов использованы не по назначению); о невыполнении Калмыкией своих обязательств в рамках соглашения об оздоровлении госфинансов (оно предусматривает первоочередное направление собственных доходов и трансфертов на выплату зарплаты).

Как задача-максимум, решению которой также может поспособствовать удачная развязка скандала, в республике рассматривается реализация проекта свободной экономической зоны. Это очередной "локомотив развития" для отсталой дотационной территории, каких за время президентства Илюмжинова было уже немало: калмыцкая шерсть, калмыцкая нефть, международный шахматный чемпионат в Элисте, превращение республики в зону льготного налогообложения* Аналогом нового статуса для Калмыкии, по мнению сподвижников Илюмжинова, мог бы стать имеющийся (но не работающий) у Калининградской области или в городе Находка Приморского края.

Новые византийцы в Москве и Элисте

В "торговой" версии происшедшего, однако, игнорируются некоторые важные особенности калмыцкого скандала. Во-первых, сама фигура его инициатора - президента Илюмжинова, последние пять лет не замеченного ни в каких политических противоречиях с федеральным центром. Напомним, еще в 1994 г. на волне частичной рецентрализации и укрепления единства вертикали исполнительной власти, последовавшей за событиями октября 93-го и преодолением двоевластия в столице, Илюмжинов - первый и, наверное, единственный из руководителей республик - высказал готовность отказаться от полунезависимого статуса и перевести Калмыкию на положение губернии в составе России.

Если упрекать Илюмжинова, так не в сепаратизме, а в превращении республики в собственную вотчину (на его жаргоне - в "корпорацию Калмыкия"), чем он весьма успешно и долгое время занимается. Кстати, так же, как большинство глав и национальных, и русскоязычных регионов России. Это не мешает им считаться патриотами "единой и неделимой". Вопросы возникают лишь в тех случаях, когда центр пытается вмешаться во "внутренние дела" местных руководителей либо же когда сами эти руководители покушаются на федеральные прерогативы - такие, как единство вооруженных сил, правоохранительной, судебной, финансовой, банковской, транспортной систем.

Второе противоречие "торговой" версии - тот жар, с которым центр, похоже, взялся за борьбу с "сепаратизмом". В качестве объекта этой борьбы выбрана безысходно дотационная республика, которой из России просто некуда бежать. Почему? Не исключено, что для острастки более экономически состоятельных и политически амбициозных регионов - скажем, Татарии и Башкирии. Видимо, опять торжествует старый принцип "бей своих, чтоб чужие боялись".

Дополнить и скорректировать "торговую" версию способно предположение о сговоре, явно или неявно присутствовавшем в действиях Илюмжинова и федеральных политиков, с целью соответствующим образом аранжировать кампанию "закручивания гаек" в отношениях центра и периферии. На стиль сегодняшних московских политиков, воспитанных в полусоветско-полувизантийских традициях "подставок", пробных шаров, обманных маневров, это весьма похоже. Не случайно условиями примирения с Илюмжиновым Совет безопасности выставил приведение конституции Калмыкии в соответствие с федеральной, продолжение работы в республике проверяющей комиссии Счетной палаты и Генеральной прокуратуры РФ. СБ также предложил президенту Ельцину внести в Думу пакет законопроектов, исключающих любую возможность заявлений или действий, направленных на разрушение территориальной целостности страны.

Судя по последним заявлениям Евгения Примакова, а также первого замруководителя администрации президента Олега Сысуева, федеральные власти в ближайшее время способны предпринять новую попытку уравнивания статуса республик и областей в составе РФ. На это указывает, в частности, критика Сысуевым договоров о разграничении полномочий между РФ и субъектами Федерации. Столь жесткая реакция центра показала региональным лидерам, что, несмотря на возобновившуюся после обострения экономического кризиса дискуссию о возможности распада РФ, угрозы отделения - как средство получить дополнительные трансферты и добиться уступок от центра для расширения своей финансовой и политической самостоятельности - вряд ли будут иметь заметный эффект. Впрочем, федеральные власти не отказываются и от других методов воздействия - через противопоставление администрациям органов местного самоуправления, через активизацию представителей президента в регионах, через прямой арбитраж между конкурирующими группами местной элиты.

"Собирание земель": есть ли шанс у Примакова

Ясно, что реакция на новое ужесточение позиции федерального центра со стороны сильнейших "удельных князей" будет резко отрицательной. Так, президент Татарстана Минтимер Шаймиев уже заявил, что расторжение центром в одностороннем порядке заключенных с республиками договоров может привести к непредсказуемым последствиям и "даже к дестабилизации общественно-политической ситуации в России". Показательно также, что воздержался от комментариев один из влиятельных союзников Илюмжинова - мэр Москвы Юрий Лужков. Попытки уравнять правовое положение республик и областей предпринимались с 1992 г. неоднократно, но регулярно терпели поражение. Есть ли шанс у Примакова? Навряд ли*

Интересно, что действительно взрывоопасная ситуация в ряде приграничных территорий, населенных преимущественно русскими, уже долгое время остается на периферии внимания российской общественности и государственной власти. В отличие от "сепаратизма богатых", который, если финансовый кризис будет и дальше раскручиваться, может возникнуть в относительно благополучных республиках, здесь центр может столкнуться - и кое-где уже сталкивается - с "сепаратизмом бедных". Среди кандидатов на отделение достаточно назвать Курильские острова, Калининград, Ивангород, Ленинградскую область. Ни федеральная, ни местная власть не в силах изменить там социально-экономическую ситуацию к лучшему, в то время как пример близких соседей по ту сторону границы становится все более притягателен для населения этих территорий. Кроме того, центр в своей "ситуативной" политике, нацеленной на тушение всеми средствами постоянно возникающих пожаров, склонен вести борьбу с открытыми (и потому уязвимыми) проявлениями сепаратизма. В то время как потенциально гораздо более опасные тенденции: постепенное разрушение единого правового поля, новый передел собственности и власти на местах, - заметно усилившиеся после 17 августа, острой реакции не вызывают.

ВАЛЕРИЙ ФЕДОРОВ

Москва

© "Русская мысль",
Париж,
N 4247 26.11.98 г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ