СТРАНИЦЫ ИСТОРИИ

Памяти главнокомандующего

К 70-летию кончины генерала П.Н.Врангеля и публикации его "Записок"

25 апреля 1928 года в девять часов утра в Брюсселе скончался последний главнокомандующий русской армией барон Петр Николаевич Врангель. Ему было 49 лет.

В российской истории имя генерала Врангеля всегда будет связано не только с организацией последнего (с марта по ноябрь 1920 г.) вооруженного отпора большевистской революции. Врангель и сформированное им военное правительство предоставили практически всем, кто не желал оставаться во власти коммунистов, возможность эвакуироваться вместе с частями Добровольческой армии, проявив редкий пример добросовестного отношения армии к гражданскому населению.

3 ноября 1920 г. конвоем из 126 судов из Крыма "вывезено было 145 693 человека, не считая судовых команд. За исключением погибшего от шторма эскадренного миноносца "Живой", все суда благополучно пришли в Царьград". По мнению Н.Н.Чебышева, долголетнего соратника Врангеля по антибольшевистской борьбе, "удача отхода из Крыма объясняется тем, что отход этот имелся Врангелем в виду с первого же дня его прибытия в Крым" ("Возрождение", N1225 от 9 окт. 1928). События, совершавшиеся в Крыму сразу после установления советской власти, страшные массовые расстрелы 1920-1921 гг., учиненные Красной армией, гибель почти всей интеллигенции, военных и духовенства, отказавшихся или не успевших эвакуироваться, показали, сколь не лишней была предусмотрительность главнокомандующего.

Потом было долгое пребывание армии в Турции, безразличное или откровенно враждебное отношение бывших союзников, лагеря в Галлиполи, на Лемносе и других островах, рассредоточение эмигрировавших по странам Европы, Америки, Африки.

Вскоре после эвакуации П.Н.Врангель начал писать воспоминания о своем участии в антибольшевистской борьбе. Они были опубликованы осенью 1928 г., через несколько месяцев после его скоропостижной кончины, и являются важнейшим историческим свидетельством и источником по истории Добровольческого движения. Воспоминания эти были дважды с различными сокращениями перепечатаны в России (1991, 1995).

Однако до сих пор нам не приходилось встречать публикаций, посвященных истории подготовки этих мемуаров, которые выгодно отличаются как в отношении организации материала, так и по своим литературным достоинствам от большинства воспоминаний, написанных другими участниками Добровольческой борьбы.

Некоторые заслуживающие внимания сведения удалось найти в архиве Николая Михайловича Котляревского (1890-1966), с ноября 1920 по апрель 1928 г. исполнявшего обязанности секретаря главнокомандующего русской армией. (В приводимых ниже цитатах сохранены орфография и пунктуация оригиналов.) Работа над воспоминаниями была завершена П.Н.Врангелем в Югославии, в г.Сремски-Карловцы. Его секретарь вел всю подготовительную работу по сбору документов, что было очень непросто в условиях эмиграции. "До меня у Петра Николаевича никакого архива не было, - писал Н.М.Котляревский 21 января 1929 г. генералу А. фон Лампе, главному редактору альманаха "Белое дело", - а это был интереснейший период гражданской войны на Юге России вообще и в частности в Крыму. Уже в изгнании я раздобывал материалы для "Записок" Главнокомандующего и восстанавливал с трудом то, что г.г. министры жгли в Севастополе перед эвакуацией. Б.А.Татищев, исполнявший обязанности начальника сношений с иностранцами, вывез машинки пишущие и разную мебель и хлам, и всю дипломатическую переписку за период гражданской войны на Юге России сжег".

"В "Записках", - отмечал Котляревский в письме тому же корреспонденту 2 июня 1928 г., - все даты по старому стилю, и все даты под каждой главой. Каждая дата под главой означает день, когда Главнокомандующий оканчивал диктовать мне главу. Я подготовлял Главнокомандующему все материалы, и Главнокомандующий мне диктовал. Исправления бывали очень и очень редко. (...) Диктовал Главнокомандующий в свободное от служебных занятий время".

Незадолго до смерти, в феврале 1928 г., Петр Николаевич "решительно приступил к отделке своих воспоминаний, которые закончил в 1923 году!" (письмо А. фон Лампе Н.Котляревскому от 28 апр. 1928).

После кончины автора вся работа по изданию "Записок" легла на Котляревского и генерала фон Лампе. Из письма последнего (от 6 мая 1928) становится очевидно, что первоначальное рабочее название книги ("В войсках генерала Деникина и во главе армии в Крыму") было отвергнуто автором при последнем просмотре рукописи. Он полагал использовать одно из двух предварительных названий: "или "Записки. (Ноябрь 1917 - ноябрь 1920)" или "Лихолетье. (Ноябрь 1917 - ноябрь 1920)"".

Выбрано было первое название. По словам Котляревского, "записки после декабря 1923 г. не пополнялись и не исправлялись. Вычеркнутые места это уже следствие просмотра в последнее время перед передачей Вами рукописи и перед окончательным совместным Главнокомандующим и Вами просмотре" (письмо к А. фон Лампе от 25 июня 1926). Эти сведения корректируют утверждение В.Г.Бортневского в книге "Загадка смерти генерала Врангеля" о том, что текст "Записок" был заметно сокращен автором.

В том же письме находим и сведения о судьбе рукописи воспоминаний: "Одним из предсмертных распоряжений Главнокомандующего мне данном - это по напечатании "Записок" получить от Вас рукопись и лично сжечь оба экземпляра, за исключением некоторых мест, которые точно Главнокомандующим мне указаны. А потому (...) покорно прошу по напечатании рукопись мне возвратить".

2 ноября того же года, после выхода в свет второй части "Записок", Н.М.Котляревский сообщал А. фон Лампе: "Препровождаю Вам один экземпляр протокола о сожжении обоих подлинников "Записок" Главнокомандующего. Считал долгом составить экземпляр протокола для Вас, для хранения в делах архива "Белого дела"".

С осени 1928 г. Н.М.Котляревский в течение многих месяцев был занят систематизацией и описанием документов из архива П.Н.Врангеля:

"Я принимаю близко к сердцу вопрос о сохранении архива. Не только потому, что этот архив является в полном смысле этого слова моим детищем. Если бы не я, то ни этого архива, ни вообще какого бы то ни было архива у Главнокомандующего не было бы. В течение всех восьми лет, что я был секретарем покойного Главнокомандующего, мне стоило непрерывных трудов собирать все то, что имеется в этом архиве. (...)

После всестороннего обследования решено, что архив этот будет отправлен на хранение в Хуверовскую библиотеку Войны при Стэнфордском университете", - отмечал он 21 января 1929 г. в письме генералу фон Лампе.

Согласно желанию самого П.Н.Врангеля и из соображений максимальной сохранности и безопасности документов, архив был передан на хранение в Стэнфордский университет с правом его полного или частичного изъятия Ольгой Михайловной Врангель (вдовой генерала) или здравствующими поныне четырьмя их детьми в течение 50 лет со дня заключения договора о передаче документов (10 января 1929). Таким образом, с января 1979 г. собрание документов П.Н.Врангеля перешло в безраздельное владение Института войны, революции и мира при Стэнфордском университете.

П.Н.Врангель хотел быть похороненным в русской церкви в Белграде, где хранились боевые знамена большинства Добровольческих частей русской армии. Однако разрешение на перенесение его праха в Югославию не было получено сразу, и временное захоронение произвели в Брюсселе.

Представители многих русских военных объединений заявляли о желательности перенесения праха генерала во Францию. Особенно настаивал на таком решении генерал Кутепов. Интересно процитировать в связи с этим отрывок из письма Котляревского к генералу фон Лампе, выражающий, как можно заключить из сохранившей обширной переписки, отношение семьи и ближайшего окружения П.Н.Врангеля к вопросу о предстоящем перезахоронении:

"Будет очень горестно, если не удастся выполнить волю Главнокомандующего и похоронить в нашей русской Церкви в Белграде. Но в Париже барон Петр Николаевич Врангель, как Главнокомандующий Русской армией, похороненным быть не может, не только в Париже, но во Франции вообще. (...) После заявления Мильерана и Пуанкаре о мотивах, по которым было признано правительство в Крыму (это вызвало открытое письмо Главнокомандующего на имя Пуанкаре), после предательской политики в Константинополе и несостоявшегося ареста главнокомандующего на "Лукулле" (яхта П.Н.Врангеля, на которой он, его семья и ближайшие сотрудники жили на рейде Константинополя, на борту которой сохранялась основная часть архива главнокомандующего и все его личное имущество. Яхта была потоплена 15 октября 1921 года итальянским пароходом "Адрия", пришедшим из Батума. Причины, по которым пароход таранил яхту главнокомандующего, так и не смогли установить достоверно. При крушении погибли два члена команды. - А.К.) только потому, что Главнокомандующий съехал за полчаса до времени намеченного ареста на берег и переехал в Посольство (у меня хранится собственноручный приказ Главнокомандующего, который я должен был опубликовать по аресте (...)) после отобрания подлым способом нашего флота, после лишения лично Пуанкаре дипломатического паспорта Главнокомандующего, после вообще всего отношения французов к Петру Николаевичу лично, как Главнокомандующему Русской армией, я считаю, что перевезти его прах в эту страну никто не имеет права" (письмо от 2 июня 1928).

Лишь 6 октября 1929 г. благодаря личному вмешательству короля Югославии Александра прах главнокомандующего был перенесен в Белград. По случаю этого события была издана небольшая брошюра - собрание фотографий, запечатлевших основные моменты торжественной церемонии (Белград, 1929, 83 с.).

Несмотря на семь десятилетий, минувших со дня кончины П.Н.Врангеля, российская историческая наука все еще не располагает не только каким-либо специальным исследованием, посвященным жизни и воинскому служению генерала, но даже и сколько-нибудь серьезно комментированным полным изданием его "Записок" - исключительно корректного и авторитетного свидетельства о трагической борьбе нескольких лет, ход и значение которой, к сожалению, до сего времени не стали объектом должного изучения в России.

АЛЕКСАНДР КЛЕМЕНТЬЕВ

Париж

© "Русская мысль",
Париж,
N 4247 26.11.98 г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ