ДУХОВНЫЕ ПУТИ

"Русская агиология" аббата Адальберто

Беседа с о. Адальберто Пьовано

Одной из моих настольных книг уже давно стала итальянская монография о русских святых, выпущенная в 1990 г. миланским издательством "Casa di Matriona" ("Матренин двор"), - "Святость и монашество в России" о. Адальберто Пьовано.

Связавшись с автором книги, я выяснил, что он - игумен небольшого бенедиктинского монастыря в Ломбардии и что его исследования русской агиологии продолжаются. Теперь они должны принять более монументальную форму, войдя в готовящуюся энциклопедию по восточной святости.

- Отец Адальберто, расскажите о вашей новой работе.

- Общая идея родилась в издательстве "Citta Nuova", которое в 1960-70 гг. выпустило эпохальную "Библиотеку святых" - "Biblioteca Sanctorum", 12-томный свод, посвященный святым, почитаемым Католической Церковью. Теперь же задумано опубликовать несколько томов приложений, посвященных святым Востока, которые хотя и подвижничали уже после разделения Церквей, но очень важны для духовности Запада. Речь идет не только о русских святых, но и о греческих и даже об армянских, коптских, сирийских. Замечу, что и в первый состав свода были включены многие русские угодники: Борис и Глеб, Феодосий и Антоний Печерские, Сергий Радонежский.

- Признаться, я был удивлен, увидев изображение св. Сергия Радонежского в русской католической церкви в Риме...

- Да, конечно, православного человека это может удивить. Но святость игумена Троицкого монастыря принадлежит всем христианам, пусть на Западе и нет общецерковного почитания этого великого подвижника. Важно помочь всем христианам понять существо русской святости.

- Как продвигается ваш труд?

- Работа идет грандиозная, ведь святые Руси - это около семи сотен имен. Трудятся и другие агиологи. Мне поручены преимущественно преподобные, всего около четырехсот подвижников. Редакция приняла во внимание, что я уже немало написал о русском монашестве, особенно о киево-печерском. Начал я новый агиологический труд лет пять назад, и сейчас осталось описать около тридцати святых.

Передо мною преимущественно научная задача: выделить историческое зерно, понять, где кончается история и начинается легенда. О многих святых мы знаем много, например, о преподобном Максиме Греке, о других - почти ничего. Но, с другой стороны, есть и другая задача - способствовать единству христиан, которое следует начинать со знакомства, прежде всего со знакомства с лучшими проявлениями разных христианских Церквей. А это и есть святость.

- Не являются ли для вас проблемой некоторые антикатолические сочинения русских святых?

- Как я уже сказал, я описываю преимущественно преподобных, а монахи были чаще всего далеки от полемики. Есть исключения: о сочинениях, например, преподобного Иосифа Волоцкого писать было непросто. Но в целом я убежден, что святой человек не может быть противником объединения христиан. На духовной глубине святые подвижники, как я думаю, преодолевают конфессиональные разделения и самой своей святостью приобщаются ко "всехристианству".

- Какие источники вы используете?

- Только печатные. Если я начну заниматься в архивах, то никогда не закончу эту работу. Но в мою задачу и не входит открытие новых материалов - достаточно и того, что мы уже сейчас знаем. Самое главное, повторюсь, в том, чтобы дать понять Западу другой тип святости. Например, для нас необычны юродивые во Христе, хотя и в Европе, если внимательнее присмотреться, можно встретить таких подвижников - впрочем, всегда как большую редкость, в то время как на Руси это достаточно распространенное явление.

Дух Святой, как известно, дышит там, где Ему угодно, и каждая Церковь имеет свою святость. Наша задача - показать, что это своеобразие не угрожает западному христианству, а может его лишь обогатить.

- Кто из русских святых вам наиболее близок?

- Это те, кто олицетворяют собою милосердие, misericordia. В первую очередь Феодосий Печерский, Сергий Радонежский, Амвросий Оптинский.

МИХАИЛ ТАЛАЛАЙ

Аббатство Св. Иоанна Крестителя (Вертемате) - Флоренция

© "Русская мысль",
Париж,
N 4247 26.11.98 г.


   ....   ...      РУССКАЯ МЫСЛЬ