ПАМЯТИ ИРИНЫ ИЛОВАЙСКОЙ

 

Свет и тепло
ее щедрой души

       Человек исключительно мягкий в личном общении, добрый, щедрый, Ирина Алексеевна была одновременно очень твердой и принципиальной в убеждениях. Из-за такой цельности мы забывали о той силе воли, которой ей требовалось для преодоления всех испытаний, которыми был усеян ее жизненный путь. Название ее биографии, вышедшей во Франции несколько лет тому назад, передает ее внутренние переживания: "Изгнание и одиночество". Правда, если время изгнания кончилось только в 1991 г., еще до этого Ирина Алексеевна заняла незаменимое место в русской общественной жизни. "Вы все более приближаетесь к нам и это очень важно и нужно", ей писала в 1980 г. Наталья Ивановна Столярова, одна из "невидимок" Солженицына.

       Ей до конца жизни двигало беспокойство за судьбы России и боль за разделение христиан. Нам еще придется осмыслить ее наследие, но то, что она дружила с Солженицыным, с Сахаровым и Иоанном Павлом II, не случайность и тот самый факт говорит о духовной значимости ее личности.

       Сегодня, когда мы еще не опомнились от вести о ее кончине, хочется прежде всего пожелать всем тем, кто когда-либо имел счастье с ней общаться, сохранить в сердце тот свет и тепло, которые обильно изливались из ее щедрой души.

ИВ АМАН


Париж


©   "Русская мысль", Париж,
N 4313, 13 апреля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 13.04.2000 ]