ПАМЯТИ ИРИНЫ ИЛОВАЙСКОЙ

 

СЛОВО ПРОЩАНИЯ

       Немногим более двух лет мне и другим авторам Центра политической конъюнктуры России довелось работать с Ириной Алексеевной Иловайской как с главным редактором "Русской мысли". Одним из основных ощущений, оставшихся в памяти от этого сотрудничества, была подкупающая атмосфера колоссального доверия к журналистам, которую воспринимаешь в качестве аванса и боишься утратить. Это порождало уверенность в том, что даже в случае появления разногласий Ирина Алексеевна вряд ли станет препятствовать изложению иной точки зрения на страницах газеты, но вряд ли и пропустит в номер слабо подготовленный, неаргументированный или тем более "заказной" материал.

       Любой разговор с нею, наблюдение за ее выступлениями со стороны повод для раздумий и размышлений, а вскользь упомянутые факты ценнейшие и уникальные свидетельства о малоизученных аспектах истории двадцатого века, судьбах русской эмиграции. Однако важнее этого прагматического содержания было понимание того, что видишь одного из представителей уходящего поколения "старой" интеллигенции, сохранившего в себе не знакомые моему поколению черты досоветской России. Колоссальная энергия, стремление понять быстро меняющиеся реалии и донести до всех, кто хочет услышать, собственное мнение о происходящем, эти качества проявлялись и при общении с единомышленниками, и там, где аудитория воспринимала ее прохладно или даже иронично. Внутренняя жесткость и бескомпромиссность при одновременной корректности и доброжелательности по отношению к собеседнику, уважение и к своему, и к чужому мнению, когда иная точка зрения воспринимается как не менее значимая, но отнюдь не девальвирует собственную позицию, все это подчеркивало ту человеческую силу, которой была исполнена Ирина Алексеевна до самых последних дней жизни.

МИХАИЛ ВИНОГРАДОВ


Москва


©   "Русская мысль", Париж,
N 4313, 13 апреля 2000 г.


ПЕРЕЙТИ НА ГЛАВНУЮ СТРАНИЦУ СЕРВЕРА »»: РУССКАЯ МЫСЛЬ

    ....   ...       
[ В Интернете вып. с 13.04.2000 ]